Конференции

 
 

Российская сторона проявляет пассивность при реализации проекта Ан-70, считает министр обороны Украины

Тема: Российская сторона проявляет пассивность при реализации проекта Ан-70, считает министр обороны Украины

Обсуждаем: Российская сторона проявляет пассивность при реализации проекта Ан-70, считает министр обороны Украины, Интерфакс-АВН, 21.07.2008

Российская сторона не делает каких-либо практических шагов по реализации проекта Ан-70, заявляет министр обороны Украины Ю.Ехануров

10.04.2013 Радист Бортовой пишет:
Сообщить модератору
Ссылка на это сообщение
 

И чтоб закончить лекцию для мухи, раз уж оторвался от работы:
==
На Запорожском госпредприятии «Ивченко-Прогресс» (Украина) успешно завершены Государственные стендовые испытания авиадвигателя Д-27 для российско-украинского военно-транспортного самолета Ан-70, сообщил генконструктор предприятия Игорь Кравченко. В работе госкомиссии по испытаниям принимали участие представители российского МО.

И.Кравченко напомнил, что проектирование двигателя Д-27 начались в 80-е годы прошлого столетия. Тем не менее, по его словам, сейчас - это самый совершенный двигатель в своем классе, который на 30% экономичнее любого существующего аналогичного двигателя. Для Д-27 создана уникальная система управления винтовентиляторами, двигателем и системой реверсирования тяги. «Используя новейшие технологии, можно поднять экономичность мотора еще на 3-5 процентов», - сказал генконструктор. По его словам, на базе Д-27 можно создать вертолетный двигатель, двигатель пониженной мощности и реактивный двигатель тягой 10-11 т.

Для Ан-70 была выбрана трехвальная схема двигателя с двухрядным винтовентилятором. Винтовентилятор обеспечивает высокий КПД на высокоскоростном крейсерском режиме (0,9 при М=0,7), отличные взлетные характеристики за счет обдува крыла и большую тягу в режиме реверса, сокращающую пробег на посадке. Достигнуто также существенное улучшение акустических характеристик, в сравнении с традиционными винтовыми установками. Обеспечивается также примерно 30-процентное снижение расхода топлива в сравнении с турбореактивными двигателями аналогичной размерности.

10.04.2013 Пётр пишет:
Сообщить модератору
Ссылка на это сообщение
 

17:33 tomashomecat пишет:
только в россии возможно чтобы 20 лет работы десятка российских КБ и заводов похерить в 1 минуту.
***********
Вот так просто и незатейливо ГП Антонов стало вдруг "российским КБ" ;-)

10.04.2013 Super100 пишет:
Сообщить модератору
Ссылка на это сообщение
 

И.Кравченко напомнил, что проектирование двигателя Д-27 начались в 80-е годы прошлого столетия.
===

За почти 30 лет работы над двигателем ресурс 300 часов.
Это прорыв.

10.04.2013 MAX_T пишет:
Сообщить модератору
Ссылка на это сообщение
 

только в россии возможно чтобы 20 лет работы десятка российских КБ и заводов похерить в 1 минуту.



А что похерили то?

10.04.2013 Sergey66 пишет:
Сообщить модератору
Ссылка на это сообщение
 

Super100 пишет: За почти 30 лет работы над двигателем ресурс 300 часов.
Это прорыв.
Так ещё через 30 лет ресурс Д-27 поднимут до 600 часов.
АН-124 уже сколько летает а по ресурсам движок особо и не улучшили.
Да здравствует украинский гемор эксплуатантам.

10.04.2013 Utairsurgut пишет:
Сообщить модератору
Ссылка на это сообщение
 

Здравствуйте господа. Уже в течении 2 лет наблюдаю этот форум. К сожалению вынужден сказать что он на 90 процентов состоит из обсералова друг друга (то есть Украина- Россия). Просто у меня друзья как на Украине так и в России не конфликтуют. А слово Хохол не более чем безобидная шутка.
Если по теме.
Я сторонник обоих проектов как 476 так и АН-70. Оба полезны.
С точки зрения государства.
476 это отработанный самолёт завоевавший себе отличную репутацию. Коммерчески прибыльный проект для авиакомпаний и армии как транспортное единица.
Схема сервиса отработана.
Стоимость не велика
Экипажи не так сложно переучить
Но пришёл к своему приделу совершенствования.
И номенклатура грузов растет в объёме. Это касается как ВВС так и гражданских. Вспомните про пример 1кг железа и 1кг например хлопка.
АН-70. Просто задел на будущее.
Несмотря на не доведенность его освоение предполагает технический скачек по сравнению с конкурентами.
Да он не дешёвый но гораздо дешевле чем А400 и другие типы подобного класса самолетов.
Да не освоен в серии. Но не стоит забывать о том что он родился во время полного развала.
У самолёта большой запас по модернизации. Это обусловлено как уникальными движками так и фюзеляжем большого объёма. Электронную начинку в конце концов и на По-2 поставить можно. Лиш бы не было превышение по допустимой взлетной массе.
Вспомним С-130J Б-737MAX. Но эти самолеты пришли к своему приделу. В дальнейшем вряд ли они будут успешны.
В конце концов кто мешает с ним поступить как с Ан-140.

10.04.2013 Sergey66 пишет:
Сообщить модератору
Ссылка на это сообщение
 

У самолёта большой запас по модернизации
Действительно большой

10.04.2013 Utairsurgut пишет:
Сообщить модератору
Ссылка на это сообщение
 

Не знаю китайского

10.04.2013 Utairsurgut пишет:
Сообщить модератору
Ссылка на это сообщение
 

Y-20 интересный аппарат. Производная с идей ИЛ-76 и С-17 с идеями Ан-70 и А-400. Вообще слижу за этим продуктом. Хочется посмотреть на него в законченном виде. И всё-таки он китайский чем и интересен как и С-2 японский.

10.04.2013 APZ пишет:
Сообщить модератору
Ссылка на это сообщение
 

Радист Бортовой: 9 апреля. фимское предприятие «Молния»
*******************
Испытания ЭСУ-27М закончились еще неделю назад, и об этом здесь уже писали.
Испытания двигателя закончились еще месяц назад, и об этом здесь уже писали.
Картинка относится к периоду попытки проталкивания в Европу Ан-7Х, и ее уже здесь постили. И откуда уверенность, что в "сегодняшней" конструкции количество стекло- и углепластиков все еще такое же?

Резюме: филофобствующий глухарь на току.
В Бобруйск, жывотное В игнор...

10.04.2013 Utairsurgut пишет:
Сообщить модератору
Ссылка на это сообщение
 

Да и ещё Китайский стиль это производная школы советских конструкторов. Японская США и Европа.

10.04.2013 Shant пишет:
Сообщить модератору
Ссылка на это сообщение
 

Еще одна тупая скотина. Супер100 которая.
Рассказываю по буквам . СВ-27 - эсвэ- 27, это не Д-27
Это не двигатель, это винтовентилятор. И делают его в Раше, в Раше, в городе Ступино.
И ресурс 150часов - это ресурс этого винтовентилятора, а не двигателя.
Прочитай пять раз и запомни.

10.04.2013 Super100 пишет:
Сообщить модератору
Ссылка на это сообщение
 

видишь-ли вонючий свидомый хорёк шант,


ресурс совместной работы всей этой твоей мутоты всего 300 часов спустя почти 30 лет всяких испытаний

аминь

11.04.2013 Радист Бортовой пишет:
Сообщить модератору
Ссылка на это сообщение
 

10.04.2013 APZ пишет:
В Бобруйск, жывотное
========
Я, вообще-то, все это не Вам, а мухе, в ответ на пассаж ниже, привел. Склероз подлечил. Однако был несказанно рад пообщаться со столь неординарным, сведущим и интеллигентым человеком, буду внукам пересказывать в старости, адью...

10.04.2013 musha пишет:
> а зачем, на ваш взгляд, госкомиссия МО РФ проводит государственные испытания, если принимать на вооружение не собираются?

ну во первых она не проводит, а есть газетные сообщения что она будет проводить.

11.04.2013 sallem пишет:
Сообщить модератору
Ссылка на это сообщение
 

Божьева продолжает деньги отрабатывать



Генеральный конструктор украинских «Ан» рассказал «МК», почему в России загнулось самолетостроение.

Ни одна страна не может всерьез считаться мировой державой, если у нее нет своей авиации. Для России авиация — не просто атрибут силы, а государствообразующая отрасль, ведь на основную часть территории — Сибирь и Дальний Восток — как в песне поется, «только самолетом можно долететь». Только где сегодня эта авиация? Старая, советская тихо отходит в мир иной. Новую отрасль создают не одно десятилетие: бросают миллиарды, строят корпорации, проводят совещания, а новых машин все нет.

Почему же страна, где раньше каждый мальчишка мечтал о небе, разучилась строить самолеты? Об этом журналист «МК» беседовал в Киеве с «последним из могикан», одним из столпов еще советского авиапрома, ныне президентом и генконструктором украинского госпредприятия «Антонов» Дмитрием Кивой.

Я прямо вижу, как при одном упоминании этой фамилии физиономии некоторых наших авиачиновников скорчились в недовольной гримасе. И очень этому рада! Сознательно иду на обвинения в продажности «оранжевым», отсутствии патриотизма и говорю: сегодня Дмитрий Кива — реальный укор нашим авиационным деятелям в том, как без бюджетной поддержки, без ясных перспектив сотрудничества с главным партнером — Россией можно сохранить предприятие, конструкторскую школу и продолжать строить хорошие самолеты.

Те, кто в российском авиапроме пытался видеть в фирме «Антонов» конкурента, еще недавно ликовали: с приходом к власти «Партии регионов» Кива не удержится! Ему не простят, что Виктор Ющенко за полгода до окончания полномочий присвоил ему звание Героя Украины. Но судить по себе дело неблагодарное. У нас, возможно, его бы и убрали, заменив очередным мальчиком-менеджером, но для украинских властей интересы дела оказались выше политики.

Говорят, когда кто-то из чиновников особо настойчиво требовал отставки Кивы, президент Янукович сказал: «Хорошо, он уйдет... Но ты вместо него пойдешь на фирму «літаки малювати».

Вопрос отставки отпал сам собой. И сегодня Кива по-прежнему возглавляет госпредприятие (ГП) «Антонов» — самую успешную фирму на постсоветском пространстве, многие самолеты которой — военные, пассажирские, транспортные — считаются лучшими в мире.

***

О самолетах, проектах и просто о жизни мы беседуем с Дмитрием Семеновичем Кивой в его рабочем кабинете. На днях ему исполнилось 70 лет. Он бодр, остроумен, часто улыбается, только глаза глядят устало. Оправдывается:

— Накануне с работы в час ночи ушел, все время был на самолете. Готовили первый испытательный полет «Ан-70» после двухлетней работы по его модернизации.

— Да, видела, как он на полосу садился.

— А как рулил, видели? Тихо-тихо.

— Наши генералы когда-то кричали: это слишком шумный самолет!

— Сейчас он совсем тихий — мы расширили расстояние между его винтами. Но и раньше было нормально, он ведь получил сертификат по шуму на местности по 3-й главе ИКАО. Для турбовинтовых машин — самый высокий уровень.

Вообще, к этому полету мы закончили огромный комплекс работ по модернизации «Ан-70»: оборудования, силовых установок, приводов... «Мы» — это не только ГП «Антонов», но и коллеги из России и Украины.

— Машина не подвела?

— Нет, в полете вела себя прекрасно. Летчик сказал: «Никаких замечаний, я сам удивлен». Хотя что удивительного? Последний год мы работали почти круглосуточно. Проблемы были и финансовые, и организационные. Сотни поставщиков, тысячи комплектующих... Теперь ведь демократия: кто-то поставит, кто-то нет. Есть фирмы, которые вообще творят беспредел: за какой-нибудь маленький насосик просят цену хорошего «Мерседеса».

— Монополисты...

— Монополисты и нас, и себя гробят. Знаете, есть такой анекдот: спрашивают немца, француза и украинца, что бы полезного кто из них сделал, если б стал царем? Иностранцы размечтались, а украинец говорит: я б «нацарював 100 рублів, і втік».

— О-о-о, наши так же: живут одним днем.

— А самолет при таком подходе получается убыточным. Мы ведь стараемся, чтобы поставщик в первую очередь был отечественный производитель, конечно, когда его продукция отвечает мировому уровню по цене-качеству. Но западные агрегаты бывают иногда раза в два дешевле. Приходится покупать где-нибудь в Европе то, что могли бы брать у себя.

— Тогда как же вам удалось построить «Ан-70» и дешевле, и лучше, чем аналогичный европейский самолет А-400?

— Некоторые говорят, что они его скопировали с нашей «семидесятки». Ничего подобного! Если б скопировали, получили бы такой же. Размеры, конечно, близкие: и форма крыла, и фюзеляж похож... Но у «Ан-70» максимальная коммерческая нагрузка 47 т, у них — 37 т. Объем грузовой кабины у нас 400 куб. м, у них — 360. Наша крейсерская скорость — 800 км/час, их — 720 км/час. Дальность с грузом в 37 т европейцы заявляют в 3200 км, наша — 4700 км.

И главное: на А-400 стоит обычный традиционный воздушный винт, а у нас винтовентилятор — прообраз силовых установок нового поколения, которые сейчас в мире только начинают появляться и дают повышенную топливную эффективность. Поэтому у нас расход топлива — 150 граммов на тонно-километр, а у них — 170. Удельный расход топлива почти в полтора раза меньше, чем у лучших современных реактивных двигателей, при практически тех же скоростях. Вы же понимаете, что такое сегодня расход топлива?

— Сравните по топливу «Ан-70» и «Ил-476», который на днях подняли в Ульяновске. Он, правда, немного больше — полезная нагрузка 50 т, а у «Ан-70» — 47 т.

— По нашим расчетам, у «Ил-476» расход где-то в районе 8 т, у нас порядка 4,4 т. Чувствуете разницу? Потом у «Ан-70» еще хорошее крыло с суперкритическим профилем. Оно специально сделано для короткого взлета-посадки на грунтовых аэродромах. Обдув винтовентилятором создает ему дополнительную подъемную силу. «Ан-70» способен летать и на малых скоростях. 140-тонная машина держится в воздухе при скорости 100 км/час.

— Почему европейцы не смогли достичь того же?

— (Дмитрий Семенович смеется.) Мой предшественник, легендарный генконструктор КБ «Антонова» ныне покойный Петр Васильевич Балабуев, любил повторять: «Когда я в молодости пытался чинить утюг и у меня ничего не получалось, мать мне говорила: сынок, ты просто не за свое дело взялся».

В жизни очень важно заниматься тем, что умеешь делать хорошо. Было время, когда некоторые товарищи сверху нам предлагали: давайте сделаем свой украинский истребитель! Я отвечаю: мы можем, конечно, его сделать. Но сделаем хуже, чем фирма «Сухой». Потому что не имеем в этом опыта. Я знаю, что только тактикой воздушного боя должны заниматься сотни специалистов. У нас их нет.

— Зато у вас есть смелость это признать. А у нас некоторые готовы делать все: и что умеют, и что не умеют. Только говорят: дайте денег.

— Мне б хоть треть тех денег, что имеют ваши авиастроители... Мы же все делаем за свой счет. Из бюджета не берем ни копейки.

— Так, может, в этом ваша сила? А то б доили бюджет, как наши, и так же, как у нас, не было бы самолетов? Вот почему наши чиновники так не любят российско-украинских авиапроектов? Президенты встречаются, договариваются, что будем вместе строить самолеты, а когда все спускается на уровень их подчиненных, сразу: стоп, машина! Может, двусторонние соглашения слишком прозрачны? Денежные потоки ведь контролируются с обеих сторон — неудобно пилить?

— Не знаю. Скажу только, что с российскими производственниками, директорами заводов, с которыми мы работаем, у нас отличные отношения. Но как только в Москву приезжаешь, там сразу чувствуется настороженность, недомолвки. А мы привыкли работать открыто.

Ведь вот в чем у вас в России сейчас главная проблема? То, что лично я говорю всем и на всех уровнях, и вы обязательно скажите: директора авиазаводов не имеют никаких прав! Они запуганы, боятся лишнее слово сказать. Я уж не говорю, что директор завода не имеет денег на зарплату или на закупку чего-то. Человеку, который производит самолеты, запрещено не только распоряжаться своей продукцией, но даже вести переговоры о ее продаже! О каких рыночных отношениях тут можно говорить?

Если назначил директора — доверяй ему. Не доверяешь — сними, поставь того, кому доверяешь. Только дай работать творчески: производить продукцию, продавать ее. Но нет, приезжают высокие чиновники и решают, кому что дать и продать. Нонсенс! Даже в советское время такого не было.

И у нас в Украине такого нет. Вот почему мне сейчас легче с Самарой работать? Там директор завода имеет все права, так как его завод не входит в Объединенную авиастроительную корпорацию (ОАК) (самарский «Авиакор» входит в холдинг «Русские машины» Олега Дерипаски. — Авт.). Там директор как был директором, так им и остался.

— Фирму «Антонов» тоже ведь хотели загнать в ОАК? Если б получилось, строчили бы сейчас отчеты и ждали зарплату из Москвы.

— Нет. Наши президенты приняли мудрое решение и подписали документы, которые предполагают объединять усилия по конкретным темам и проектам. Вот это — пожалуйста! В таком варианте мы готовы к самому тесному сотрудничеству с Россией.

— Допустим, с Самарой?

— Да, там Дерипаска «Авиакору» денег не дает, он ведь — акционер, поэтому директор крутится как белка в колесе. И у него уже есть серьезные контракты. К примеру, с российским Минобороны.

— Да, наши военные говорили, что планируют заказать в Самаре чуть ли не 60 «Ан-140» в рамповой военно-транспортной версии.

— Почему бы и нет? Они видят: самолет реален, производится в России. Тем более в свете договоренностей, о которых я сказал, мы перед заказчиком будем выступать единой компанией, которая объединит разработчиков — фирму «Антонов» и производителей — Харьковский и Самарский заводы. То есть заказчик купил у нас машину и по всем вопросам обучения персонала, запчастей, документации обращается к тому же юридическому лицу, что очень важно.

— Вас на Украине упрекают, что вы слишком сближаетесь с Россией и даже передаете ей документацию на самолеты. Говорят, нужно все делать у себя.

— Ни одна страна в мире сама самолеты теперь не делает. У США сотни стран-партнеров. И больше всего там, где есть рынок. Только рынок дает производителю все преимущества. Почему, например, «Эрбас» и «Боинг» запускают программы с Китаем и даже полностью делают там свои самолеты? Потому что сильно любят эту страну? Нет, так диктует рынок.

— Но широкая рыночная кооперация рождает и новые проблемы. Бывает уже трудно понять, кто же в конечном счете отвечает за самолет? Вот, допустим, случилась катастрофа. Причина — отказ электроники. Ее покупали в разных странах, и на стыке систем что-то «заглючило», экипаж не успел сориентироваться, самолет упал. Кто виноват? Менеджер по продажам? По закупкам? Фирма, которая делала авионику? Где в этой схеме мера ответственности разработчика самолета?

— Интегрировать все системы должен только самолетчик! Это люди, которые понимают ситуацию не с точки зрения того, где какой проводок перегорел, а с позиций проблем безопасности, того, что может произойти с самолетом в целом, каковы должны быть действия экипажа, в том числе если при отказе техники происходит затяжка по времени.

И интеграция должна касаться не только электронного и пилотажно-авиационного оборудования, чем традиционно занимаются фирмы, которые делают авионику. Интегрировать нужно все оборудование: системы жизнеобеспечения, силовые установки, аэродинамику, высотно-скоростные параметры... А разработчик электронного оборудования далеко не во всем этом разбирается.

Вот мы у себя постоянно проводим так называемый анализ отказов безопасности. Есть специальная экспертная комиссия, куда входят летчики, аэродинамики, электрики, управленцы... Тома исследований этой комиссии потом проверяются на стендах — имитаторах полета.

Мы у себя на фирме построили такие стенды. Ни в одной из российских компаний их аналогов нет, на Западе — есть. Их называют iron bird — железная птица. Фактически на них выкладывается весь самолет: агрегаты, привода, системы, включая шасси, выпуск механизации крыльев, кабина пилотов вместе с электронным комплексом... И все движется. Это как тренажер с расширенными возможностями, где полностью имитируется работа самолета и идет увязка оборудования в единый комплекс.

— Этого тоже требует рынок?

— Конечно. Это же — безопасность! Мы вкладываем деньги в такие стенды не потому, что нам их деть некуда, а потому, что потом меньше проблем имеем.

— Хорошо бы этот рынок — а он ведь у вас в большей степени российский — был еще и стабильным. Вы не боитесь, что наши военные, к примеру, возьмут и снова вас «кинут», как это уже было с «Ан-70»? Делали его вместе, делали, а потом вам заявили: России он не нужен, выходим из программы.

— Я так скажу: на мой взгляд, сегодня в вашем военном ведомстве ситуация в корне изменилась. К лучшему. Мне много приходится работать с первым замом министра обороны Сухоруковым Александром Петровичем — очень порядочный, деликатный человек, часто проводит совещания, на которые я езжу, и не только по «Ан-70», но и по другим нашим самолетам. Неоднократно встречался я и с министром обороны Сердюковым. У меня о нем сложилось самое хорошее впечатление. На мой взгляд, человек он прагматичный, аналитик, который всерьез болеет за интересы России.

— Надо же! От представителей российского ОПК таких оценок не услышишь. После ваших слов как-то даже начинаешь уважать нашего министра. И все же... Да, мы видим, что Минобороны России сегодня очень заинтересовано в ваших самолетах. Но у нас любой интерес, даже когда его объявляют государственным, часто движется чьими-то личными коммерческими интересами. Может, потому военные так резко повернулись к вам лицом?

— Мне об этом ничего не известно. Думаю все же, главное здесь — военная целесообразность. (Дмитрий Семенович неожиданно поворачивается и достает альбом с фотографиями. На нем написано: «Антонов» в Сибири. 1969–1979 годы«. Листает.) Вот вам пример такой целесообразности: вы, к примеру, знаете о том, что все месторождения нефти и газа СССР осваивал на самолетах Антонова? Наши «Ан-12» на замерзшие болота садились, на парашютах трубы сбрасывали, «Антеи» возили буровое оборудование. Эту технику ведь ничем другим туда не доставишь. Если б не было самолетов Антонова, у России сегодня не было бы столько нефти и газа.

Так что хорошие машины и сегодня пробьют себе дорогу. Благодаря целесообразности. И еще — гражданской позиции людей. А их большинство, вот таких, как вы. Ну а тем, кто во всем ищет корыстный интерес, Бог им судья...

А вот мой судья — вот. (Дмитрий Семенович обращается к портрету Олега Антонова.) Он главный, перед кем я отчитываюсь. И что интересно: как бы я тут по своему кабинету не перемещался, его глаза всегда на меня смотрят. Взгляд спокойный, добрый, но строгий... А вы, кстати, были когда-нибудь в кабинете Олега Константиновича?

— Нет.

— У нас он вообще-то не для посещений, но я вас могу провести.

Заходим в кабинет легендарного генконструктора. Все по-советски скромно, как при жизни Антонова: фотография Ленина, у стола — кульман с очертаниями будущего «Ан-3», на столе — ежедневник, школьная линейка, транспортир, пульт для прямой связи с фамилиями тех, кому часто звонил. Дмитрий Кива там в первом ряду под номером семь.

— Вы когда-нибудь один заходите в его кабинет?

— (Уклончиво.) Редко...

— Когда вам хорошо или когда плохо?

— (Тихо.) Когда плохо... Дух тут какой-то особенный остался.

— Помогает?

— Когда как.

...И я вдруг представила: как было бы здорово, если б в кабинетах наших чиновников ОАК вместо привычного фото с загадочной улыбкой президента висел такой же, как здесь, портрет Антонова. Или Яковлева, или Сухого, или Туполева... Только обязательно с тем же пронзительным взглядом, чтоб не спрятаться. И внизу непременно подпись: «Сынок, а за свое ли ты дело взялся?»

В жизни ведь так важно заниматься тем, что умеешь делать хорошо.

Ольга Божьева

Ответить в тему:



Авиапорт.Конференции

Агентство «АвиаПорт» является разработчиком программного обеспечения, позволяющего зарегистрированным пользователям сайта общаться друг с другом. Все сообщения отражают собственное мнение их авторов, и агентство не несет ответственность за достоверность и законность информации, публикуемой пользователями на страницах раздела.