Источник: Мария Ситкина // АвиаПорт.Ru
Опубликовано: 12.02.2016, 22:24

"Обвинение незаконно и необоснованно"

Защитники не согласны с позицией Следственного комитета в отношении обвиняемых по делу о теракте, совершённом в аэропорту "Домодедово" 24 января 2011 года

 
Поделиться:  
 

[image]

В Москве арестованы двое бывших сотрудников московского аэропорта "Домодедово": экс-директор аэропортового комплекса Вячеслав Некрасов, экс-глава российского представительства компании "Эрпорт Менеджмент Компани Лимитед" Светлана Тришина, а также один действующий сотрудник, занимающий должность управляющего директора ЗАО "Домодедово Эрпорт Авиэйшен Секьюрити" Андрей Данилов. Всем троим предъявлено обвинение по статье 238 УК РФ об оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлёкших смерть двух и более лиц. 12 февраля в Международном мультимедийном пресс-центре МИА "Россия сегодня" состоялась пресс-конференция адвокатов обвиняемых, в ходе которой защитники представили свою позицию, а также рассказали о подробностях расследования.

Адвокат В.Некрасова Денис Додонов рассказал журналистам, что в понедельник (8 февраля) фигурантов дела вызвали в Следственный комитет. При этом заранее было известно, что им будет предъявлено обвинение по статье 238, максимальный срок наказания по которой составляет 10 лет. Кроме того, была большая вероятность, что они будут задержаны. "Светлану Тришину в этот же день вечером отвезли в Басманный суд, где решился вопрос по установлению меры пресечения. По Данилову и Некрасову вопрос решался во вторник, решён он был с аналогичным результатом", - сообщил Д.Додонов.

Адвокат С.Тришиной Ольга Мокридина отметила, что на момент задержания её подзащитная находилась в лечебном учреждении: "Я предоставила следователю все документы о госпитализации моей подзащитной Светланы Тришиной. Она лежала в больнице с малолетним ребёнком, в результате ребёнок оказался брошенным, пока не приехал в больницу её муж, оставив при этом второго ребёнка. Мы расцениваем это как давление", - рассказала она.

Защитники считают, что обвинение необоснованно и незаконно. По словам Д.Додонова, из текста самой статьи 238 УК РФ следует несколько важных моментов: должна быть оказана услуга, нарушены требования безопасности при оказании этой услуги, и в результате её оказания должна наступить гибель двух или более лиц. "То, в чём обвиняют наших подзащитных, они не совершали. Там полностью отсутствуют все четыре элемента состава преступления. События связаны с 2011 годом, но за всё это время следствие так и не смогло сформулировать, какая услуга, в результате которой погибли люди, была оказана, - пояснил защитник. - Не сумев назвать эту услугу, следствие так и не может сказать, какие же требования, предъявляемые законом, в процессе оказания этой услуги были нарушены".

Д.Додонов напомнил, что приговором Московского областного суда установлено, что гибель людей в аэропорту "Домодедово" 24 января 2011 года произошла не в результате оказания каких-либо услуг, а в результате террористического акта. Приговор вступил в законную силу, и, в соответствии со статьёй 90 Уголовно-процессуального Кодекса, этот факт должен приниматься как судами, так и следственными органами без какой-либо дополнительной проверки. "Отсутствие причинно-следственной связи между гибелью людей и действиями наших подзащитных говорит о том, что состава преступления нет. Это очевидно", - отметил защитник. Он подчеркнул, что действия террористов непредсказуемы - если террористический акт замыслен, то бороться и пытаться предотвратить его, конечно же необходимо, но это получается не всегда: "Возможности по предотвращению не безграничны. Как можно вменять в вину нашим подзащитным, что они не предотвратили этот террористический акт, непонятно. Никто не говорит о том, что же они должны были сделать".

Следователи говорят о том, что в "Домодедово" в 2007 году существовала определённая технология досмотра на входах в здание аэровокзала. По их мнению, в результате изменения этой технологии в 2010 году состояние антитеррористической защищённости аэропорта снизилось. Однако защита считает, что между двумя технологиями есть только одна разница - в 2007 году не было предусмотрено участие в досмотре входящих в здание аэровокзала сотрудников УВД, а в 2010 году это предусмотрели. "С нашей точки зрения, привлечение к процессу досмотра сотрудников УВД не ухудшает, а наоборот улучшает состояние защищённости аэропорта. Необходимость внесения изменений была вызвана тем, что у сотрудников службы авиационной безопасности нет полномочий по досмотру посетителя аэропорта на входах, - объяснил адвокат В.Некрасова. - У них есть полномочия производить только предполётный досмотр, потому что это прямо предусмотрено Воздушным Кодексом. Именно по этой причине в 2010 году на входах появились сотрудники УВД. Вменять вину нашим подзащитным за то, что они появились, неправильно с точки зрения закона".

Что касается избранной меры пресечения, защита считает её чрезмерной. Выбрана самая строгая мера пресечения, предусмотренная Уголовно-процессуальным кодексом - лишение свободы до суда. Следствие посчитало, что подзащитные могут скрыться от органов следствия, или же будут препятствовать расследованию. При этом адвокаты заверяют, что ни одного доказательства этих доводов следствие не представило. "С нашей же стороны, мы считаем, были представлены достаточные доказательства, опровергающие доводы следствия. На протяжении этих пяти лет наши подзащитные являлись по первому вызову следователей и принимали участие во всех следственных действиях, - подчеркнул адвокат. - Они не пытались куда-то убежать и скрыться от следствия, не мешали следствию, а сотрудничали, помогали".

Доктор юридических наук, президент коллегии адвокатов города Москвы Самвел Караханян, приглашённый в качестве независимого эксперта, согласился с доводами защитников: "Как коллега уже сказал, так и не было сформулировано конкретное наименование услуги, которая, по мнению следствия, предоставлена с нарушением требований безопасности. Законодательство предполагает и требует, чтобы было чётко прописано о какой конкретно услуге идёт речь, раз она оказана с конкретными нарушениями, - пояснил он свою позицию. - Мы приходим к абсурдной мысли о том, что сам досмотр является некой услугой. Кроме того, я тоже не вижу причинно-следственной связи между смертью людей и оказанием услуг, она не наступила непосредственно в результате оказания услуги". По мнению эксперта, прямой связи между досмотром и проходом через соответствующую рамку и приведением взрывного устройства нет.

Относительно меры пресечения С. Караханян, как и адвокаты обвиняемых, уверен в её необоснованности: "Стандартная фраза, что эти лица готовы оказать воздействие на свидетелей, препятствовать расследованию - никаких конкретных фактов не приведено, несмотря на требование закона. Заключение под стражу как исключительная мера можно применить только в том случае, если будет доказано, что любую иную меру невозможно применить".

Д.Додонов сообщил, что постановления суда в настоящее время обжалованы: "Московский городской суд уже должен приступить к рассмотрению этой апелляционной жалобы, но к сожалению те сроки, которые установлены УПК - они не выдерживаются". При этом адвокат отметил, что пока нельзя точно сказать, когда жалобы будут рассмотрены.

Поддерживает защиту и Генеральная прокуратура. В ходе заседания суда представитель прокуратуры выступал против ходатайства СК РФ о заключении обвиняемых под стражу. В прокуратуре считают, что действия квалифицированы неправильно, и никаких оснований для ареста нет. Адвокаты надеются, что позиция прокуратуры будет учтена при рассмотрении дела.

Стоит отметить, что за день до пресс-конференции адвокатов пресс-служба "Домодедово" сообщила, что в аэропорту тоже не видят оснований для уголовного преследования фигурантов дела ввиду необъективности выдвинутых обвинений.

Для справки

Террористический акт в терминале аэропорта "Домодедово" совершён 24 января 2011 года. В результате взрыва погибло 37 человек, среди которых были как российские, так и иностранные граждане. Ещё 172 человека получили ранения различной степени тяжести. Главное следственное управление Следственного комитета (СК) РФ возбудило уголовное дело по четырём статьям - терроризм, убийство, незаконный оборот оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, незаконное изготовление оружия. Ещё одно уголовное дело возбуждено по факту неисполнения требований по обеспечению транспортной безопасности.

По первому уголовному делу в результате проведённых следственных мероприятий было установлено, что подрыв самодельного взрывного устройства произведён террористом-смертником Магомедом Евлоевым. По версии следователей, организатором теракта является лидер группировки "Имарат Кавказ" Доку Умаров. В общей сложности установлены 28 членов этого преступного сообщества, причастных к совершению теракта. К 28 марта 2011 года 17 из них ликвидировали. 11 ноября 2013 года суд приговорил троих фигурантов к пожизненному сроку с отбыванием в колонии особого режима. Брату террориста-смертника Ахмеду Евлоеву назначено наказание в виде 10 лет лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима.

В ходе расследования второго дела установлено, что система мер безопасности на объектах воздушного транспорта не была определена, поскольку требования Министерства транспорта по обеспечению безопасности разработали уже после теракта. В апреле 2012 года вынесено постановление о прекращении уголовного преследования в отношении подозреваемых ввиду отсутствия состава преступления. Однако в начале июня 2015 года СК возбудил ещё одно дело по статье 238 УК РФ - об оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлёкших смерть двух и более лиц.

 
Материал «"Обвинение незаконно и необоснованно"» подготовлен сотрудниками агентства «АвиаПорт». Мы просим при цитировании указывать источник информации и ставить активную ссылку на главную страницу сайта или на цитируемый материал.
Связи: Некрасов Вячеслав, Авиакомпания "Татарстан" (в процессе тестирования)

Комментарии к новости