Общеполитическая дискуссия.

Тема: Общеполитическая дискуссия.

31.07.2009 Колмогороw Геннадий пишет:
Сообщить модератору
Ссылка на это сообщение
 

Читая любую ветку этого форума, всегда вижу "отходы с курса"
тем в общеэкономический и общеполитический, дискурсы...
Они, как правило заканчиваются вопросами и рассуждениями вроде того, все ли начальники сволочи, все ли продались, может всех купили... и т.д. и т.п.
В мировой заговор не верит почти ни кто, да и верно. Предложить же обсудить картину мира, хочу. Надо понять его, как подшипник какой, тогда мы сможем определить, чем смазывать, какие ресурсы, пределы прочности и т.п.

Мне импонируют рассуждения М. Хазина, вот некие компиляции из его статей предлагаю к обсуждению. (также предлагаю посты их конкретных тем публиковать сюда, а то смотрю про "Бе-200" и нарываюсь на обсуждение личеости М П...)

...Промышленность растет не равномерно ,
рывками. Но эти рывки определяются развитием человеческой
цивилизации, то есть объективными факторами. Изобрели
электричество - рывок. Совершии революцию в материаловедении
в середине ХХ века - рывок. А вот в конце ХХ века рывка не
получилось. Но банкирам он бул нужен позарез. И тогда они
его за счет использования ссудного процента съимитировали.
Результат - налицо. Вопрос только в одном - как контролировать ссудный процент.
Запрещать его категорически (как в исламе)? Контролировать
властью (как в католицизме и социализме)? Обществом (как в
православии)? Вопрос сложный. Но то, что ссудный процент без
контроля - это аюсолютное зло показывает вся история
последних 400 лет. Напомню, что весь ужас протестантизма (со
всем их людоеством, начиная от сжигания всех женщин на
кострах и заканчивая политикой США в Югославии и Ираке) -
это тоже торжество ссудного процента

Есть серьезные основания считать, что беды современной мировой финансовой системы идут от частного характера контроля над денежным обращением и, как следствие, денежной эмиссии современной единой меры стоимости - американского доллара. Возникают два вопроса: можем ли мы вообще отказаться от ссудного процента, а если нет, то как его можно контролировать?

Ответ на первый вопрос отрицательный: современное человечество не может жить вне рамок технологического общества, хотя бы потому, что современное производство продовольствия крайне индустриализировано. Прекращение соответствующих процессов неминуемо приведет к существенному сокращению населения Земли, что допустить по доброй воле просто невозможно. Индустрия же сегодня без ссудного процента, скорее всего, функционировать не будет. Во всяком случае, до того, как все производство не будет перестроено в рамках новых моделей, которые до сих пор не разработаны.

А вот контроль над ссудным процентом был. Собственно, в исламе он запрещен почти категорически, и не исключено, что именно из-за этого исламский мир так и не смог построить устойчивых технологических государств (исключение - Иран, но это особый случай). В странах католических ссудный процент контролировался обществом, в православных (и при социализме) - государством. Впрочем, два этих способа дополняют друг друга, и провести жесткую черту достаточно сложно. Технологическое развитие при социализме тоже базировалось на ссудном проценте, а государственное перераспределение его позволило достичь невиданных в истории темпов экономического роста (что в СССР, что в Китае).

Получается, что новая финансово-экономическая парадигма не может полностью отказаться от ссудного процента, но должна быть построена на значительно более жестком его контроле со стороны всего общества.
Упор здесь должен быть сделан на идеи социалистические, и вот почему: сегодня традиционное христианское общество значительно проигрывает исламу, точнее - исламскому глобальному проекту. И остановить его в рамках христианских идей достаточно сложно, ибо все христианские конфессии продемонстрировали свою слабость и, по большому счету, преступную толерантность "западному" глобальному проекту, построенному не на примате справедливости (пусть и по-разному понимаемой), а на примате наживы. В условиях экономического кризиса требования справедливости, причем не абстрактной, а эффективной, станут быстро нарастать - что еще более увеличит темпы экспансии исламского проекта.

Вот только победа его почти неминуемо приведет к быстрой деградации современного технологического общества в западных странах и России. И последствия, как уже отмечалось, станут крайне неприятными - вплоть до массовой голодной смерти сотен миллионов. Единственной программой, которая не только в теории, но и на практике продемонстрировала свои возможности по ассимиляции ислама, является программа социалистическая. Разумеется, никто не говорит о том, что это должна быть та самая схема, которая была реализована в СССР, особенно в ее постсталинском варианте.

В заключение повторю основные выводы. Действующая мировая финансово-экономическая парадигма находится не просто в состоянии кризиса - она на грани краха, предотвратить который невозможно. А значит, необходимо разрабатывать новые парадигмы, причем начинать с понимания того, на каких базовых, ценностных основах их необходимо строить. Эти вопросы в рамках своей деятельности сегодня ставят перед собой многие эксперты, в частности, можно отметить и "Русскую доктрину", фундаментальный документ, созданный под руководством экономиста А. Кобякова и философа В. Аверьянова, и деятельность Русской православной церкви. Однако есть и группа, которая целенаправленно работает, формируя новую, специально направленную на достижение этих целей, науку, истоки которой восходят к известному русскому философу начала XX в. Сергею Булгакову. Называется она "философия хозяйства" и активно развивается на базе Центра общественных наук МГУ и лаборатории философии хозяйства, которыми руководит известный отечественный экономист и философ Ю. Осипов.


Удачи.

31.07.2009 Колмогороw Геннадий пишет:
Сообщить модератору
Ссылка на это сообщение
 

...Банковская деятельность называется в библейской традиции ростовщичеством и жестко критикуется. Разумеется, этот запрет не носить абсолютного характера (как и «не убий»), но человек, который публично и демонстративно занимался ростовщичеством никак не мог пользоваться уважением и занимать высокое положение в обществе (опять же, с учетом специфики этого общества, его приверженности упомянутым ценностям).

Но в самом конце XV века Колумб открыл Америку… Ну, может быть, не столько открыл, сколько «ввел в хозяйственный обиход», но это не столь принципиально. Важно, что уже к самому начало нового века корабли с американским золотом начали регулярный путь в Европу, чем совершенно разрушили там систему денежного обращения. Поскольку золото начало стремительно дешеветь, а значит начали обесцениваться долгосрочные сбережения, хранившиеся, подчас, веками. А если еще учесть, что именно в этот момент начался период локального похолодания (получившего потом название «малого ледникового периода» и достигшего пика на границе XVI-XVII веков), то самый сильный удар был нанесен по северу Европы – по Германии, Швеции, Дании, Голландии, частично Швейцарии… И речь там зашла уже просто о физическом выживании…

Это заставило решать две основные проблемы. Первая – где найти резервы, за счет которых можно было бы элементарно выжить и на которые перестроить саму систему экономики, которая в своем старом виде явно не обеспечивала выживание в условиях непрерывной девальвации золота. Второе – определиться с той новой экономической моделью, которая и должна была обеспечить развитие и выживание.

Первая решилась достаточно легко. Фактически единственным источником ресурса были католические монастыри, накопившие колоссальные богатства. Но они подчинялись непосредственно Папе Римскому, а борьба с Папой плохо закончилась для многих, в том числе и для одной из династий священной Римской империи (Гагенштауфенов). И в этой ситуации одна из христианских ересей, регулярно возникающих и столь же регулярно подавляемых по всей европейской территории, резко увеличила свою популярность. А за ней – и другие. На территории северной Европы начался процесс Реформации. Имеющий, абсолютно объективный и рациональный экономический смысл.

А следом и маргинальная экономическая модель, построенная на запрещенном ссудном проценте, начала новую жизнь. Появился капитализм. Отметим, что в исходных тезисах Мартина Лютера, прибитых им к дверям церкви, с чего, собственно, и пошла Реформация, запрет на ростовщичество содержался. Но жизнь взяла свое – и в реальной практике протестантства этот запрет был благополучно забыт, а ссудный процент, ростовщичество, стало базовой экономической моделью.

Все бы было ничего, но сам по себе этот переход нес в себе две серьезные опасности. Первая была догматической: система библейских запретов носит целостный характер (а с точки зрения верующих она вообще не подлежит ревизии, поскольку дана нам Богом) и отказ от одного из них автоматически приводит к разрешению не выполнять и все остальные. Это хорошо видно на многих исторических примерах: как бы не были страшны зверств испанцев в Латинской Америке, они индейское население не уничтожили, даже близко к этому не подошли. Чего нельзя сказать о протестантах в Америке Северной – тут геноцид был полный. Да и зверства, скажем, католической инквизиции и близко не лежали к зверствам протестантов,

Но вернемся к экономике. Переход к ссудному проценту серьезно изменил экономическое развитие. Дело в том, что в большинстве учебников экономики приводится пример того, что развитие предприятий за счет кредитных денег происходит существенно быстрее, чем за счет накопленной прибыли. В результате, стало возможно быстрое, ускоренное по сравнению с традиционными экономиками, развитие промышленности капиталистических стран. Возникла и стала активно завоевывать мир «технологическая парадигма», ставящая во главу угла технический прогресс. Отметим, что христианская доктрина вовсе не считает техническое развитие таким уж безусловным благом, если оно не сопровождается аналогичным развитием человека…

А вот дальше начинается совсем замечательная вещь. Дело в том, что технологическая парадигма» предполагает постоянное расширение своей зоны влияния.но суть состоит в следующем: каждый следующий «шаг» в технологическом развитии требует увеличение рынков сбыта для того, чтобы окупить предварительно сделанные затраты. А вот здесь наступает серьезный конфуз: последний шаг в расширении был сделан в начале 90-х годов, за счет освоения территории СССР и стран Социалистического содружества. Больше расширяться некуда… Иными словами, экономическая парадигма, которая действовала около 500 лет полностью себя исчерпала…

Что делать дальше – совершенно непонятно. Все обращают внимание на колоссальный рост долгов в современной финансовой системе. Только в США их суммарное значение приближается к 50 триллионам долларов, что в 4 раза больше, чем их ВВП и лишь ненамного уступает мировому ВВП, равному примерно 60 триллионов. Зато растут эти долги существенно быстрее – примерно со скоростью 10% в год. Уже несколько лет подряд. И дело тут в том, что поскольку расширяться дальше некуда, то приходится постоянно расширять степень эксплуатации уже имеющихся рынков, заставлять их участников расширять потребление, наращивая долги. Не исключено, что возможности действий в этом направлении уже почти исчерпаны, во всяком случае, скорость роста объемов потребительского кредитования в США в феврале месяце (первом «нормальном» месяце после рождественско-новогодних декабря и января) резко снизилась, до 1.5% в годовом исчислении (или около 0.1% собственно в феврале).

Не исключено, что мир стоит перед столь же масштабным изменением, как в XVI веке. Собственно, многие российские специалисты и организации об этом уже несколько лет говорят. Последний раз эта тема всерьез и вплотную обсуждалась на Русском народном Соборе несколько недель назад. И есть серьезные основания считать, что наша жизнь уже лет через 10 будет строиться на совсем других принципах, о чем я призываю задуматься всех.

31.07.2009 Бирюков Андрей пишет:
Сообщить модератору
Ссылка на это сообщение
 

если б была такая возможность, некоторые сообщения с других веток вполне можно было бы перенести сюда. хотя некоторые наоборот - хорошо встроены в контекст.

касаемо приведённых текстов. некоторые положения изначально далеко не очевидны и потому выглядят необоснованными.
например, о зверствах протестантов, в отличии от католической инквизиции, мне ничего не известно.
я бы с удовольствием почитал подробности про контроль над ссудным процентом в католических странах, да и в СССР и Китае.

а вот что ислам не построил индустрию из-за отсутствия ссудного процента - утверждение более чем спорное.
я много раз слышал, что существуют т.н. исламские банки, работающие без ссудного %. наконец стало совсем любопытно - посмотрел описание (то ли википедие то ли другой какой ресурс - интернет, словом).
и хочу всех заверить - очень недурственная система.
очень резко обрезает возможности бесконечного заимствования западного образца, но оставляют и ориентируют на нормальную инвестиционную деятельность. работают с прибылью, весьма успешно. как так без ссудного %?
если вкратце суть в следующем: западные банки дают вам определённую сумму под определённый процент под залог имущества, и им в общем-то всё равно что вы будете делать - не вернёте деньги с процентами - ответите имущесвом по решению суда. исламские же банки не берут фиксированный процент, а имеют долю в прибыли. таким образом они заинтересованы в успехе вашего дела, во владении полной информацией о ситуации - как о деле, так и о внешней коньюнктуре, правильной оценке и минимизации рисков - залога нет, как нет и прибыли банка если её нет у вас (вот в чём справедливость), заинтересованы во вложениях в реально прибыльные дела, помочь советом и т.п.. отчасти перекликается с венчурными инвестициями.
вот в западной системе с её многократными перезаимствованиями и виртуальными (зачастую на сегодня) прибылями уже многим понятен риск, и что вечно так продолжаться не может, должно с треском рухнуть. но этот риск - групповой, а каждый игрок в отдельности имеет возможность надеяться, что вовремя "слиняет" и его крах не коснётся. в исламской же системе в договоре прописывается доля участия, так что ежели будет групповой крах - он коснётся каждого. поэтому нет никакого резону участия в подобных авантюрах пирамидального толка.
но, надо сказать, исламские банки возникли сравнительно недавно и ещё далеко не вытеснили западные банки в исламских странах.
а почему страны ислама настолько отстали индустриально (не все и не во всём, конечно) - тому можно придумать бааальшое множество объяснений от особенностей климата и "нефтяного проклятья" до отсутствия привычки работать и огромного социального расслоения.

31.07.2009 Колмогороw Геннадий пишет:
Сообщить модератору
Ссылка на это сообщение
 

Вот об исламских банках. Скажу, что я и сам не раз работал на принципах, подобных изложенным, и это куда, как комфортнее...

...Праведному мусульманину глубоко небезразлично, где хранить свои деньги, и он готов в ряде случаев принять на себя дополнительный риск утраты денежных средств или предоставлять свои средства бесплатно, чтобы не нарушать каноны мусульманства.

Исламский банк – это такой банк, деятельность которого не противоречит нормам шариата и, следовательно, соответствует исламской модели финансового учреждения.

Между тем, по оценкам банковского рейтингового агентства Capital Intelligence, еще в середине 2000 года совокупная величина активов этих банков превысила 160 миллиардов долларов США, что составляет не менее одной пятой всех банковских активов в арабских странах, а цифры такого масштаба не стоит оставлять без внимания.

Так что же такое исламский банк? Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к истокам ислама. В тексте священного Корана сказано: “…Те, которые пожирают рост, восстанут только такими же, как восстанет тот, кого повергает сатана своим прикосновением. Это - за то, что они говорили: "Ведь торговля - то же, что рост". А Аллах разрешил торговлю и запретил рост” (сура Корова аят 276). Рост, или “риба”, то есть заранее определенный ссудный процент, считается неприемлемым в исламе и напрямую осуждается Кораном. Использование ссудного процента согласно религиозно-правовым нормам считается ростовщичеством и провозглашается “хараам”, или неправомерным. Этот принцип мусульманского права, наряду с рядом других, и определяют специфику исламских банков.

Знатоки ислама указывают на существующую несправедливость в отношениях между кредиторами и должниками, принятых в международной банковской практике, связанную с применением фиксированного, определяемого заранее процента. Ведь нельзя предсказать события, так как же можно фиксировать ставки заранее? Разве вправе человек заранее определять, предугадывать волю Аллаха?

Запрет использование "рибы", согласно истории ислама, более 1400 лет назад Аллах передал народу через пророка Мухаммада. За это время хозяйственная и финансовая практика, безусловно, претерпела существенные изменения, но исламский мир, противясь вестернизации, создал уникальные формы финансовых институтов, которые, с одной стороны, отвечают всем современным требованиям, а с другой стороны, функционируют в соответствии с нормами мусульманского права, в том числе с нормами шариата. Уникальность сформировавшейся финансово-банковской системы в том, что она основана как на экономический интересах ее субъектов (банков и иных финансовых институтов), так и на религиозных канонах, устанавливающих определенные религиозные, социальные и этические ценности и правила. То есть исламская финансовая система по сути синтезирует в себе материалистические (экономические) и идеалистические (этические, религиозные) начала. Наиболее яркими воплощениями институтов исламской финансовой системы стали исламские банки.

Здесь может возникнуть вполне естественный вопрос: как же функционирует такой банк, если уплата процентов за пользование денежными средствами запрещена? Ведь не может же он привлекать и размещать средства совершенно бесплатно?

Согласно законам шариата, заимодавец, предоставляя денежные средства заемщику, становится его партнером, получая право на часть его прибылей от хозяйственной деятельности, то есть, он становится скорее инвестором, чем кредитором. Именно на этом принципе построены отношения между вкладчиком и исламским банком, а также банком и заемщиком.

Чтобы лучше понять специфику исламского банка, рассмотрим следующую простейшую модель. Вкладчик размещает деньги на счете в банке. Банк (в некоторых случаях по согласованию с вкладчиком) направляет денежные средства на финансирование определенного проекта. В случае успешного исхода (положительного результата, прибыльности проекта) банк поделит полученную прибыль с должником и с вкладчиком. При этом размер прибыли заранее неизвестен, известна лишь пропорция ее разделения между участниками сделки. Если же проект себя не окупит, то банк и вкладчик поделят убытки должника.

Что же произойдет, если по какой либо причине заемщик не сможет вернуть основную сумму долга или начисленные проценты? Обычный банк в этом случае потребует погашения кредита и инициирует процесс ликвидации. Однако исламскому банку эти методы недоступны как противоречащие канонам мусульманства. Последователи ислама рассуждают так: почему ответственность за неудачный в финансовом отношении год должна ложиться только на предпринимателя – заемщика? Было бы справедливо, если бы убытки поделили между собой все стороны, включая и должника, и банк, и вкладчика. Такая схема существенно отличается от принятой в западных банках в том, что касается распределения рисков невозвращения денежных средств. Фактически носителями этих рисков в исламской модели являются банки и вкладчики, и поэтому устойчивость и стабильность всей системы, а также доверие к ней со стороны вкладчиков и партнеров куда более зависит от благоприятной рыночной конъюнктуры, чем в случае с западной моделью, где интересы банков и вкладчиков защищены существенно лучше. Это, безусловно, повышает ответственность банков при выборе своих партнеров по сделкам.

Критики исламского банковского дела утверждают, что система фактически нежизнеспособна, и существует во многом благодаря притоку нефтедолларов в страны Ближнего Востока, а первый же неблагоприятный год приведет к массовым банкротствам исламских банков. Такой подход, хотя и не лишен оснований, все же вызывает сомнения. Действительно, основным импульсом укрепления и роста новой финансовой индустрии стал нефтяной кризис (а для стран - нефтеэкспортеров – нефтяной бум) 75-85 годов, однако банки с честью пережили спад рынка нефти и нефтепродуктов начала 90-х, во многом благодаря эффективному управлению доверенными им средствами.

Относительная устойчивость молодой банковской системы определяется даже не столько по-арабски мудрым, расчетливым подходом к управлению активами и пассивами, сколько желанием верующих людей следовать учению своей религии во всех аспектах их жизни. И именно за счет этого, религиозно-психологического, фактора “запас прочности” исламской банковской системы высок.

В каких же формах исламские банковские учреждения осуществляют свою деятельность? Именно в специфических формах деятельности банков находят отражения особенности системы. Надо отдать должное мусульманским финансистам и правоведам, которые смогли разработать и внедрить в практику столь большое количество финансовых операций, не противоречащих нормам шариата, но при этом отвечающих современным потребностям экономики. Для осуществления только приемлемых с точки зрения канонов религии операций банки создают специальные шариатские советы, которые определяют, является ли тот или иной тип операций “халал” или “хараам” (допустимый или запретный). Хараам являются любые операции, связанные с взиманием определенного заранее дохода, а также финансированием предприятий свиноводства, производителей алкогольной продукции, игорных домов и казино, а также предприятий, получающих часть доходов за счет процентных платежей по выданным ссудам.

Как правило, исламский банк пред