Опубликовано: 31.01.2003, 11:11
 

Кто летал на "танках" задом наперед


Во время войны летчиков в штрафбат - "искупать вину кровью" не отправляли. Вместо штрафных частей пилотов посылали в штурмовые авиаполки - летать на боевые задания стрелком-радистом. Штурмовик Ил-2 наши солдаты называли "горбатым" или "танком", а немцы за живучесть и стойкость под огнем прозвали Ил-2 "цементбомбером". Стрелок-радист сидел в своей кабине лицом к хвосту, поэтому и летал он "задом наперед".


Эти воспоминания фронтового летчика-штурмовика Павла Никифоровича Новикова были записаны мной несколько лет назад. В начале 1941 года в Красноярске Павел Новиков был летчиком-инструктором в аэроклубе, который находился на правобережье, в районе Торгашино. К сожалению, о том, сколько пилотов было подготовлено в нашем крае и какие летные учебные заведения действовали здесь до войны и во время ее, практически ничего не известно. Может быть, у кого-то из наших читателей сохранились воспоминания или фотографии об этом? Поделитесь.

Осенью 1942 года наш 218-й ШАП (штурмовой авиаполк), повыбитый еще в начале лета на Южном фронте, пополнили людьми и техникой и перебросили на аэродром возле города Камышина, в часе лету до Сталинграда. Вместо одноместных штурмовиков мы получили двухместные, из училища прислали молодых пилотов (с общим налетом в 10 часов - они еле-еле в воздухе держались), а вот стрелков не хватало. Мы летали над линией фронта и передним краем немцев и почти не обращали внимания на их огонь. Но потери у нас, штурмовиков, все равно были ужасными. Редко кто из молодых пилотов успевал совершить 10-15 боевых вылетов.

Однако стрелки-радисты гибли в семь раз чаще, чем пилоты. Объяснялось это просто - кабина летчика на штурмовике была со всех сторон бронирована, сразу за его спиной был бензобак, потом бронеперегородка, а далее - совершенно не бронированная кабина стрелка. При атаке вражеских истребителей его от пуль и снарядов защищал только кожаный реглан да гимнастерка...

Теперь вам понятно, почему у летчиков вместо штрафбата были полеты на "танке" задом наперед. Добровольцев в заднюю кабину на место убитых стрелков найти было трудно, да что говорить - я точно знаю, что уже в 1943 году в качестве стрелков-радистов на Ил-2 обучали и присылали в части 18-летних девчонок!

А мне повезло. Моего бывшего курсанта Яшу Левина, которого в летном училище прозвали Яшка-Шрапнель, прислали к нам с предписанием особого отдела: "Сержанта Левина за проявленную недисциплинированность от летной работы отстранить", а это значит - в стрелки-радисты. Яшка по своей природной горячности действительно удержу не знал - он взлетел со своего аэродрома без приказа, едва увидев над собой "лаптежники" Ю-87.

Зато у нас в полку Яшка был лучшим стрелком-радистом. Обычно немцы атаковали нас парой сзади-сверху - ведомый отвлекал на себя огонь стрелка, а ведущий, быстро разогнавшись на снижении, расстреливал

Ил-2. Большинство стрелков "копнуться" не успевали. Яшка же встречал одного "мессера" короткими очередями пулемета еще метров с 600-700, заставляя его выйти из атаки, а потом бил второго атакующего "мессершмитта". "Мессеры" очень не любили обстрел в лоб и выходили из боя.

В декабре наши войска севернее излучины Дона перешли в наступление. Здесь против нас были не немцы, а всякие фашистские прихвостни - венгры, румыны, итальянцы, но все равно наступление развивалось трудно, бои были кровавые. В тот день мы девяткой Ил-2 вылетели на поиск вражеских колонн, ведь все резервы противник отправлял на передовую. Пройдя над Доном, который и был линией фронта, увидели цель - по степи полз большой обоз из десятков повозок и сотни солдат. Хорошо помню, что это были не немцы, а румыны или венгры в длинных серо-голубых шинелях. Лучшей цели для наших необстрелянных соколов и не придумаешь!

Сначала с расстояния 700-800 метров открыли огонь из пушек, потом вдарили по обозу из "эрэсов". Неуклюжие обозники разбегались по степи, а лошадей и повозки просто смело с дороги. Второй заход делать не понадобилось, ничего живого там не осталось. Но при выходе из атаки, когда надо было собраться, пилоты по неопытности своей разбрелись по небу, как телята по сочному лугу. Я шел замыкающим (все-таки поопытнее остальных - полгода на фронте), и тут Яша мне докладывает: "Сзади "худые"!" "Худыми" мы звали немецкие Ме-109.

Встать в оборонительный круг, чтобы прикрывать друг друга огнем, штурмовики уже не успевали. Легко догоняя нас, "худые" рассчитывали с первой атаки совсем расстроить наш порядок, а потом бить "илы" поодиночке. Яшка орет мне в наушники: "Паша, атакуй, атакуй!" А что остается делать? Разворачиваюсь и иду на четверку "мессеров" лоб в лоб. Маневренность Ил-2 позволяла такие фокусы выкидывать, а еще у меня бронированный капот и кабина - немцам на зависть. Они, конечно, не выдержали, отвернули, потеряли время, и наши "телята" более или менее собрались кучкой и ушли за Дон. А мне наступал каюк - один против четверых...

Первую атаку "худых" Яша отбил, потом я не сплоховал -ушел к самой земле и нырнул в овраг. Только эти гады все равно не отстают, ловят момент. Вдруг над Доном замечаю карусель - наши "гробы" (кто не знает - так называли истребители ЛаГГ за деревянный фюзеляж и неповоротливость) сцепились с Ме-109. Я - к ним, фрицы меня бросают и встревают в воздушный бой. "Лаггов" больше (штук двенадцать), а "мессеров" две четверки, но они легче, и пилоты, видимо, поопытнее наших - сами не подставляются. Наши только успевают уворачиваться и прикрывать друг друга, а до меня никому и дела нет! Яша, конечно, орет, чтобы я тоже полез в схватку, но это не для штурмовика задача - за истребителями на виражах и вертикалях гоняться.

А на аэродроме нас ждал весь полк. Да какой в 1942 году авиаполк - двадцать пилотов, столько же стрелков и сотня техников. Я сел, подрулил к своему капониру, вылез на крыло. Там то дыра от крупнокалиберной пули, то щепки из рваной обшивки торчат. Яшка, злой и красный, орет на молодых пилотов, командир полка майор Хлебников уже бежит докладывать в дивизию: "Задание выполнено, потерь нет". Удачно слетали...

Через неделю командир эскадрильи капитан Коломин забрал Яшку себе - слетать на разведку. Их перехватили "худые", и Ил-2 комэска не вернулся на аэродром. Капитана потом нашли - он выпрыгнул с парашютом из падающего штурмовика, а Яша Левин сгорел в самолете. Яшка был в декабре самым опытным стрелком-радистом нашего полка - ему уже исполнилось 20 лет.

 

Дайджест прессы за 31 января 2003 года | Дайджест публикаций за 31 января 2003 года
Авторские права на данный материал принадлежат газете «Красноярский рабочий». Цель включения данного материала в дайджест - сбор максимального количества публикаций в СМИ и сообщений компаний по авиационной тематике. Агентство «АвиаПорт» не гарантирует достоверность, точность, полноту и качество данного материала.
Связи: М-201, Д-41, Капитан, Т-401 (в процессе тестирования)