Опубликовано: 30.04.2003, 13:43
 

Стоит ли с насморком садиться за штурвал?


[image]

К летному происшествию может привести не только сваливание в полете, ошибка при заходе на посадку в сложных метеоусловиях, опасное сближение воздушных судов или отказ техники, но и самый обыкновенный насморк. А причина тому - аллергия.

Об этом шла речь на "круглом столе" для журналистов российских и зарубежных СМИ на тему "Безопасность авиаполетов: человеческий фактор. Выбор медикаментозных средств для представителей авиационных профессий в России".

На сегодняшний день во всем мире, в том числе и в России, происходит стремительный рост заболеваемости аллергией, носящей поистине эпидемический характер. Об этом заявил руководитель лаборатории клеточных механизмов аллергии и иммуномодуляции ГНЦ Института иммунологии МЗ член-корр. РАМН профессор Игорь Гущин. Уже давно эта болезнь превратилась в медико-социальную проблему. Достаточно сказать, что этот недуг охватывает до 40% населения во всем мире. Мало того, если проследить за развитием заболеваемости за последние 20-30 лет, то окажется, что каждые десять лет происходило удвоение заболеваемости аллергическими болезнями. Эта проблема не только сегодняшнего дня, но и завтрашнего, потому что уровень заболеваемости не достиг своего максимума и в обозримом будущем следует ожидать, что аллергические болезни станут еще более распространенными. Не случайно те страны, которые ощутили эту опасность, вкладывают огромные средства для того, чтобы контролировать возникшую проблему.

Подвержены этой болезни и представители авиационных профессий. Неконтролируемое применение лекарственных средств, в том числе антигистаминов - лекарств, предназначенных для лечения аллергии, - чревато очень серьезными последствиями. Дело в том, что большинство этих препаратов обладают в той или иной степени заметным седативным эффектом, а это недопустимо для пилотов, авиадиспетчеров и других авиационных профессий. Ведь при выполнении своих должностных обязанностей от представителей этих профессий требуется максимальная сосредоточенность, высокие координационные способности. Поэтому до недавних пор антигистаминов не было в реестре разрешенных в России к приему лекарственных препаратов для тех, чья профессия непосредственно связана с авиаперевозками. Однако сегодня проблема аллергии в нашей стране стоит настолько остро, что ученые-медики отмечают большое количество случаев самолечения у больных этой профессиональной группы.

На актуальность такого явления, как "дневная сонливость" обратил внимание собравшихся директор Сомнологического центра МЗ РФ профессор Яков Левин. Это также является огромной социальной проблемой. Разумеется, полусонный летчик или невыспавшаяся стюардесса, не говоря уже о потерявшем бдительность авиадиспетчере, представляет потенциальную опасность для пассажиров. Американцы подсчитали, что из-за нарушения цикла бодрствования США теряют - по самым оптимистичным прогнозам - около 16 млрд. дол. ежегодно. И в первую очередь из-за невыспавшихся людей. А чему удивляться, если за последние 30 лет американцы стали спать на 2 часа 40 минут меньше в течение недели. Иными словами, жертвуя своим сном, люди порождают дневную сонливость, которую, впрочем, вызывают и лекарственные препараты, в частности, антигистаминные. Если пилот в случае аллергического приступа примет лекарство первого поколения, то облегчение наступит, но вряд ли удастся в полной мере оценить его эффективность, поскольку летчик уснет за штурвалом. При приеме второй генерации антигистаминных препаратов сон может сразу не наступить, но если понадобится увеличить дозировку, то это приведет к такому же результату. А вот препараты третьего поколения, разрешенные для применения авиаработникам Великобритании, Канады, Новой Зеландии и некоторых других странах, непременно должны быть в аптечках летного и диспетчерского состава для оказания противоаллергической помощи.

Право на... аллергию

Понятно, что в эти 30-40% населения планеты, страдающего от аллергии входят пилоты и диспетчеры управления воздушным движением. Дело в том, что оценка трудоспособности летного и диспетчерского состава несколько иная по сравнению с представителями других профессий. Взять хотя бы ринит, больше известный как элементарный насморк. Для большинства людей это всего лишь досадная неприятность, связанная с периодическим закапыванием в нос капель и изрядным запасом платков. Как заметил некий остроумец, насморк, если его не лечить, проходит лишь через две недели, а если лечить - уже через 14 дней... Другими словами, с подобным недугом подавляющее большинство людей ходят на работу и даже не мечтают о бюллетене. Но что такое аллергический ринит для пилота?

- Во-первых, это заболевание может привести к тому, что во время полета у пилота может случиться баротравма среднего уха, - отвечает доцент кафедры авиационной и космической медицины РМА последипломного образования МЗ РФ кандидат медицинских наук Борис Потиевский. - Это проявляется острой болью, что является прямой угрозой безопасности полета, а значит, и пассажиров. К тому же, может произойти разрыв барабанной перепонки. И поэтому пилоты, страдающие аллергическим ринитом, к полетам допускаться не должны. Более того, если любое аллергическое заболевание обостряется у пилота дважды в год или более, то они признаются негодными к работе, что грозит им даже потерей квалификации.

А утрата работоспособности летчика оборачивается для государства огромными убытками - ведь обучение пилота до уровня командира корабля самолета Ту-154 стоит более 1 млн. дол. Ну а как скажется запрет на полеты на судьбе самого летчика, которого в расцвете лет отлучают от любимого дела, нетрудно себе представить. Человек имеет престижную, хорошо оплачиваемую работу и - в один далеко не прекрасный день он ее теряет. Попробуй еще после такой жизненной катастрофы найти свое новое место в жизни.

Поэтому и удивляться не приходится, что пилоты стараются любым способом скрыть свое заболевание от врача. Что греха таить, определенный антагонизм между авиаторами и медиками существовал всегда. Ведь редкий пилот, чувствуя какое-то недомогание, особенно накануне медицинского освидетельствования, не проклинает врачебно-летную комиссию, полагая, что врачи только и ищут повод для отстранения его от полетов. Кроме того, обращение к врачам для летчика или авиадиспетчера крайне невыгодно: больничные листы и диагнозы, в них значащиеся, вносятся в учетную карточку и отрицательно влияют на дальнейшее развитие профессиональной карьеры. В то же время сокрытие болезни самолечением лишь усугубляют проблему.

Короче говоря, любое заболевание для пилотов является мощным стимулом к тому, чтобы скрыть его от врача. В том числе и при аллергических заболеваниях.

- И мы прекрасно знаем, - продолжает Борис Потиевский, - какие именно препараты они при этом принимают. - Всем хорошо известные и широко распространенные антигистаминные препараты предыдущих поколений. Но, к сожалению, ни сами пилоты - хотя среди них ведется соответствующая разъяснительная работа, ни консультирующие их врачи, незнакомые со спецификой авиационной медицины, не знают о том, что применение противогистаминных препаратов полностью несовместимо с летной и тем более диспетчерской работой.

К тому же, как заметил Б. Потиевский, определить, что пилот перед рейсом или диспетчер УВД перед сменой принимал антигистаминные препараты практически невозможно, а значит, за этим и нет должного контроля. Теоретически, впрочем, определить можно, вступает в разговор профессор Игорь Гущин, по анализу крови, но в этом случае придется определять не только антигистамин, но и всю группу возможных, вероятных и маловероятных лекарственных средств. Практически же это превращается в неразрешимую задачу, поскольку на предполетном или предсменном контроле столь основательное и долговременно исследование провести, понятно, невозможно, да и не входит в задачу авиационных врачей, которые осматривают видимые слизистые, изучают частоту сердечных сокращений, мерят давление, спрашивают о жалобах. Разумеется, при видимых и выраженных нарушениях в поведении пилота или диспетчера не допустят к работе и пошлют на медицинское освидетельствование. Но на вопрос, принимал тот антигистамин или нет, летчик уж конечно в любом случае, заботясь о своей карьере, даст отрицательный ответ.

Согласно ст. 32 Конвенции особое внимание при выдаче свидетельств членам экипажа ВС уделяется годности экипажа с медицинской точки зрения. Система регулярного медицинского освидетельствования при выдаче свидетельства дополняется рядом промежуточных проверок. В соответствии с положениями, действующими в гражданской авиации РФ, по состоянию здоровья члены экипажа (включая командиров корабля) должны соответствовать установленным требованиям. Им необходимо ежегодно проходить медицинское освидетельствование, а в период между ними - ежеквартальный врачебный осмотр. Кроме того, перед началом полетов (но не ранее чем за два часа) члены экипажа должны пройти медицинский осмотр, а при задержке вылета более чем на 6 часов - повторный медосмотр. Естественно, к выполнению полета пилоты в случае установления в их организме алкоголя, наркотиков и токсических средств, ограничивающих способность членов экипажа выполнять свои обязанности, не допускаются.

Еще в 1968 году американский фармаколог Е. Хиггинс опубликовал в журнале "Авиакосмическая медицина" результаты своих исследований, проведенных по заданию Федеральной авиационной администрации США (FAA), по влиянию антигистаминных препаратов на работоспособность человека на разных высотах. При этом он установил, что к неблагоприятным эффектам этих препаратов относятся сонливость, невнимательность, психическая депрессия, головокружение, нарушение глубинного зрения, спутанность сознания. Причем всех эти отрицательные эффекты усугубляются при кислородном голодании в условиях высоты (барометрическое давление в кабине самолета соответствует высоте 1500-2400 метров).

Более того, неправильно подобранные антигистаминные препараты настолько снижают работоспособность пилотов, что могут послужить непосредственной причиной авиапроисшествий. Ведь по статистике около 80% летных инцидентов происходит из-за "человеческого фактора". Если пилот вынужден принимать антигистаминные препараты, то его, как это ни печально, необходимо отстранять от полетов. И это вовсе не медицинская перестраховка, как часто считают летчики, а жестокая необходимость.

Болезнь принимает здоровые формы

Согласно требованиям пункта 2.5. Приложения 2 и пункта 4.12. Приложения 6, части II к Чикагской конвенции Международной организации гражданской авиации (ICAO), "ни одно лицо не пилотирует воздушное судно и не выполняет обязанности члена экипажа, находясь под воздействием спиртным напитков, наркотиков или лекарственных средств, ограничивающих способность выполнения этими лицами своих обязанностей". По мнению экспертов ICAO, все антигистаминные препараты являются типично седативными по своему действию, и применять их при управлении воздушным судном не рекомендуется.По данным FAA, неконтролируемый прием антигистаминных препаратов по частоте применения входит в первую пятерку всех препаратов и наркотиков, которые применяются лицами летно-диспетчерского состава.

С другой стороны, некоторые аллергические проявления не являются противопоказанием к летной работе и хорошо лечатся антигистаминными препаратами. Поэтому применять эти препараты, особенно в тот период, когда пилот не находится в рейсе, а авиадиспетчер свободен от смены, перспективно и допустимо. Но те препараты, которые приходится назначать во время нахождения пилотов или диспетчеров УВД на рабочем месте, непременно должны пройти специальную клиническую апробацию с тем, чтобы выяснить, как они влияют на работоспособность авиаторов. Но так ли уж сегодня все беспросветно для пилотов и авиадиспетчеров, страдающих аллергией? Нет, отвечает Борис Потиевский, теперь в арсенале авиационных врачей появился новый препарат "Телфаст" (больше известный на Западе как Alegra) - без седативного эффекта и без отрицательного воздействия на работоспособность пилота в полете. Два года назад Научно-исследовательским агентством Министерства обороны Великобритании было изучено влияние этого препарата на сонливость и психомоторную функцию пилотов. Выяснилось, что "Телфаст" не оказывает отрицательного воздействия на работоспособность, абсолютно не обладает седативным эффектом и вполне может применяться пилотами во время полета.

FAA тоже допускает при определенных условиях к работе авиаперсонал, употребляющий этот антигистамин последнего поколения.

Мы, как всегда, с внедрением "Телфаста", который может стать панацеей для многих авиаторов, изрядно запоздали, очевидно лишь потому, что хотели убедиться в том, что это лекарство прежде апробируют на себе зарубежные коллеги. Однако в настоящее время на кафедре авиационной и космической медицины Российской медицинской академии последипломного образования МЗ РФ также приступили к изучению влияния этого препарата на безопасность пилотов. И полученные первые результаты позволяют надеяться, что это будет первый в России и странах СНГ антигистаминный препарат, рекомендованный для применения пилотами непосредственно во время рейсов и авиадиспетчерами.

- Мы надеемся, - заметил Б. Потиевский, - что уже в нынешнем году сможем решить проблему отстранения от работы лиц летного и диспетчерского состава при появлении у них аллергии и избежать несанкционированного применения препаратов, впрямую влияющих на безопасность полетов.

В заключение хотим предостеречь авиаторов от излишней доверчивости при выборе лекарств, что может привести к непоправимым последствиям. Так, недавно решением Министерства по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства РФ была признана недостоверной реклама антигистаминного препарата "Фексадин", в которой этому лекарству приписывались свойства, которыми оно вовсе не обладало.

 

Дайджест прессы за 30 апреля 2003 года | Дайджест публикаций за 30 апреля 2003 года
Авторские права на данный материал принадлежат газете «Воздушный транспорт». Цель включения данного материала в дайджест - сбор максимального количества публикаций в СМИ и сообщений компаний по авиационной тематике. Агентство «АвиаПорт» не гарантирует достоверность, точность, полноту и качество данного материала.
Связи: Консалтинговая компания Авиаперсонал, Безопасность полетов, Выставки и конференции (в процессе тестирования)