Опубликовано: 29.10.2004, 15:30
 

"Черную Акулу" оставят за бортом

Министерство обороны решает какой вертолет будет основным вооружением российской армии


Министерство обороны занято обсуждением бюджета ВВС России на 2005 год. Один из рассматриваемых вопросов, способных оказать влияние на концепцию развития вооруженных сил России в целом - это прекращение программы испытаний ударного вертолета Ка-52 "Аллигатор" и фактическое замораживание производства вертолета Ка-50 "Черная акула", находящегося на вооружении российской армии с 1995 года. Затраты на создание и испытание этой машины составили более миллиарда долларов. Сейчас маятник мнения чиновников в погонах качнулся в сторону Ми-28.

Вертолеты в России производят два конструкторских бюро - КБ Камова и КБ Миля. И сейчас конкурентная борьба между ними, по всей видимости, накалилась до предела. Обе фирмы готовы выпускать для внутреннего и внешнего рынков новейшие серии вертолетов, но производство машин, как всегда, упирается в финансирование. И похоже, что предпочтения Министерства обороны склоняются в пользу милевских машин Ми-28 и модернизированных Ми-24, а не Ка-50 и Ка-52 от КБ Камова.

По госзаказу на 2004 год на завершение программы по Ка-52 было выделено 8 миллионов рублей, а на 2005 год ВВС предусмотрел финансирование в размере 5 миллионов рублей. Правительственная комиссия по военно-техническим вопросам на последнем заседании обсуждала проблемы, связанные исключительно с ходом работ по созданию Ми-28Н.

К появлению Ми-24 на вооружении армейской авиации СССР (1970-е годы), США уже располагали обширным парком не только вооруженных многоцелевых вертолетов, но и специализированными винтокрылыми штурмовиками АH-1 "Кобра". Последние успели принять участие в боевых действиях во Вьетнаме, где хорошо показали себя. Опыт "Кобры" лег в основу проекта ударного вертолета "Апач", приспособленного для действий по большому количеству подвижных бронированных целей, прикрытых наземными средствами ПВО и авиации.

Итоги Вьетнамской войны активно изучали в СССР. В декабре 1976 года Совмин СССР предписал конструкторам разработать принципиально новую модель боевого вертолета вместо Ми-24. Чтобы свести к минимуму риск провала, разработку проекта поручили сразу двум КБ - Миля и Камова. Поначалу, руководство ВВС и Министерство Авиапромышленности видели возможного разработчика нового вертолета-штурмовика в лице ОКБ Миля - традиционного поставщика вертолетов для советской армии. Но в декабре 1977 года с техническим предложением на такой аппарат выступило КБ Камова, занимавшееся тогда исключительно морскими транспортными и противолодочными аппаратами.

Предложение камовцев прошло, и в мае 1980 года государственной комиссии был представлен детальный проект и полноразмерный макет нового боевого вертолета.

Состоявший на вооружении Советской Армии Ми-24 не мог противостоять новому американскому вертолету огневой поддержки АН-64 "Апач", разработка которого в США шла полным ходом. В поисках преимуществ новой боевой машины, проектируемой на фирме "Камов", были проработаны различные схемы вертолетов. Опыт применения боевых вертолетов во Вьетнаме и Афганистане продемонстрировал низкую живучесть вертолетов классической одновинтовой конструкции из-за уязвимости рулевого винта.

Для справки

Вертолеты Ка-50 и Ми-28 призваны решать разные боевые задачи. Ка-50 и Ка-52 идеально подходят для спецопераций и разведки, однако считается, что для общевойсковых целей и огневой поддержки лучше использовать Ми-28. За последние годы конструкторы довели Ми-28Н до мирового уровня. Этот вертолет может вести бой на высоте от 5 метров, оставаясь неуязвимым (корпус выдерживает попадание из 20-мм пулемета, а лобовое стекло - пуль калибра 12,7 мм). Вертолет комплектуется унифицированным российским оборудованием и сравнительно недорог в производстве.


Преимущества аэродинамически симметричного соосного несущего винта оказались очевидными. Такой винт обеспечивает простоту управления вертолетом в ручном, а, главное - и автоматическом режиме, отличную маневренность, взлет и посадку при ветре любой силы и направления. К тому же соосный несущий винт способен повысить боевую живучесть вертолета, обеспечить компактность силовой передачи и значительно снизить потери мощности двигателей.

Огромный опыт в создании морских вертолетов, для которых выдвигались суровые требования по надежности, автономности работы и всепогодности, позволил КБ Камова создать поистине уникальный летательный аппарат, равный которому по совокупности летно-технических и боевых характеристик так до сих пор и не удалось построить ни на Западе, ни в России.

Конкуренция росла. К 1986 году были выпущены первые машины Ми-28 и Ка-50. Предпочтение после летных испытаний и многочисленных комиссий было отдано Ка-50, который и поступил на вооружение армии в 1995 году. За все время на проект "Акулы" госбюджет затратил более миллиарда долларов. Впрочем, оснастить части этими вертолетами Минобороны не успело: к началу 1990-х на месте оборонного заказа в бюджете государства зияла черная дыра.

Денег на строительство новых вертолетов не нашлось и к концу 1990-х годов. Это не помешало Минобороны преподнести новую машину как показатель активной деятельности на ниве поддержания обороноспособности страны. В 1998 году КБ Камова участвовало в международном конкурсе на поставку серии "Акул" для ВВС Турции - однако на последнем этапе конкурса турки предпочли "Акулам" американский "Апач". Затем камовские конструкторы взялись за разработку двухместной модификации Ка-50 - модели Ка-52 "Аллигатор". При этом руководители Минобороны постоянно твердили о появлении "уникальных аппаратов, опережающих время", не забывая сетовать на отсутствие финансирования.

Ка-52 - это вертолет, который идеально подходит для работы в горах, городах и прочих местах с ограниченными условиями маневра. В отличие от Ми-24 или Ми-28 у "Черной акулы" нет хвостового винта, несущие лопасти короче, он маневреннее и мощнее. Вертолет делает разворот на 180 градусов не снижая скорости, может летать боком. Он оснащен, помимо прочего, системой автоматического реагирования на излучение целеуказателей с земли, ракетами с дальностью действия 8 км (у Ми-28 втрое ниже) и очень высокой точностью бортовых пушек. Не говоря уже о том, что Ка-52 - всепогодная машина, что в условиях гор решает все.

В 1990-х годах приоритеты национальной безопасности сменились: России угрожали уже не танки НАТО, а многочисленные банды, плодившиеся на Юге и Юго-Востоке, банды, оснащенные современным российским же стрелковым оружием и ПЗРК. Создававшийся для уничтожения американских "Абрамсов" и немецких "Леопардов" вертолет Ка-50 оказался почти идеальной машиной для разгоравшейся на постсоветском пространстве горной войны.

А потери вертолетов как в Чечне, так и в других регионах, росли. Вертолеты, как и в Афганистане, не только сбивались зенитными пулеметами и ПЗРК, но и гибли из-за боковых ветров, бросавших их на скалы. Последняя проблема оказалась неразрешимой даже для последних модификаций Ми-8МТВ, обладавших хорошей высотностью и скороподъемностью. В Чечне только в одном скальном районе погибли три экипажа "восьмерок". В Киргизии за два года именно боковой ветер стал причиной гибели трех Ми-8МТВ.

Камовский вертолет очевидно превосходил милевскую машину, поскольку справлялся с поставлеными задачами в горных условиях лучше. Но в ноябре 1999 года тогдашний начальник Генштаба Анатолий Квашнин и главком ВВС Владимир Михайлов заявили о грядущем двукратном увеличении госзаказа на модернизацию старых моделей Ми-8 и Ми-24 (последние быля сняты с производства в 1989 году), который получил в результате ростовский завод "Росвертол". Чуть позже стало известно о разработке этим же предприятием вертолета Ми-28Н.

В декабре 2003 года главком ВВС неожиданно заявил о том, что "основным боевым вертолетом авиации страны станет Ми-28Н". Комментируя судьбу камовских машин, Михайлов сказал, что камовские машины будут поступать только в вертолетные подразделения, которые выполняют специальные операции.

В 2004 году на разработку проекта Ми-28Н Минобороны истратило несколько сотен миллионов рублей. В государственном оборонном заказе 2005 года рассматривается изготовление установочной партии Ми-28Н. Что касается Ка-50, то в текущем году камовцам досталось примерно в 100 раз меньше средств.

В распоряжении российской армии сейчас находится только пять "Черных акул". Три вертолета находятся в Центре боевого применения в Торжке. На заводе "Прогресс" в Арсеньеве до сих пор стоят недостроенные, хотя и официально принятые на вооружение "Черные акулы", про которые оборонное ведомство видимо забыло.

С точки зрения бюджета, реализация сразу двух проектов (Ми-28Н и Ка-50) обойдется стране слишком дорого. К тому же оборудование, установленное на конкурирующих машинах, не унифицировано - сказываются издержки секретности. Иными словами, Минобороны должно определиться, с кем в ближайшие годы будет воевать Россия: с террористами и наркоторговцами в горах (для этого больше подходит "Черная акула") или с регулярными армиями противника на равнине (для этого и предназначен Ми-28Н).

С точки зрения КБ Камова, сохранение нынешнего положения вещей будет означать отказ от поддержки "Черной акулы" государством. Выделенных средств не хватит даже на достройку почти готовых вертолетов. С этой точкой зрения согласны и спецназовцы, которым сегодня приходится воевать в горах. Но вопросы из серии "что нужно армии", решаются, как известно, не в поле, а в теплых кабинетах.

 
Ссылки по теме:
Дайджест прессы за 29 октября 2004 года | Дайджест публикаций за 29 октября 2004 года
Авторские права на данный материал принадлежат информационному агентству «Lenta.Ru». Цель включения данного материала в дайджест - сбор максимального количества публикаций в СМИ и сообщений компаний по авиационной тематике. Агентство «АвиаПорт» не гарантирует достоверность, точность, полноту и качество данного материала.
Связи: Ка-52, Ми-28, Ка-50, Камов, Михайлов Владимир, Ми-8, Ми-28Н (в процессе тестирования)