Источник: газета «Известия»
Автор: Александр Лебедев, депутат Государственной Думы, Руслан Гринберг, директор Института экономики Российской Академии наук
Опубликовано: 13.02.2006, 14:55

Шанс для российской экономики


Российская экономика сейчас находится на перепутье. С одной стороны, она демонстрирует достаточно высокие темпы роста: за первые три квартала 2005 г. ВВП вырос на 6,2% по отношению к аналогичному периоду прошлого года, инвестиции увеличились на 10,2%, реальные доходы населения - на 9,1%. Вместе с тем, уже ощущаются пределы развития в рамках нынешней модели. Рост практически всех макроэкономических показателей замедляется. Промышленное производство за первые 11 месяцев 2005 г. дало прирост всего на 4%. Хотя экспорт растет весьма динамично - на 35,7% за тот же период, в основе его лежит высокая динамика цен на основные вывозимые из страны товары: в 2005 году мировая цена на российскую нефть выросла на 48%. Соответственно, любое падение цен на нефть будет угрожать сокращением положительного сальдо российской внешней торговли. Не раз говорилось о том, что требуется обеспечить новое качество экономического роста, что для экономического развития России нужны новые решения. Между тем, эти решения лежат на поверхности, более того - они уже имеют опыт успешной реализаци.

Приоритеты развития

В прошлом году Президент дал старт осуществлению четырех основных национальных проектов в области образования, здравоохранения, жилищного строительства и сельского хозяйства. Их иногда называют социальными и не связанными с инвестициями, подразумевая тем самым, что средства, выделенные на их реализацию, не принесут должной отдачи и будут лишь раскручивать инфляцию в стране. Однако фактически национальные проекты основаны на идее инвестирования в "человеческий капитал". Их реализация создает возможности для повышения уровня жизни населения, качества трудовых ресурсов. И совсем уже странно говорить как не об инвестиционном проекте о жилищном строительстве. Общеизвестно, что оно обладает значительным мультипликативным эффектом как для экономики в целом, так и для государственного бюджета, возвращая вложенные средства через налоги на растущее производство. В мировой практике существует много примеров того, как государство, стимулируя развитие строительной отрасли, обеспечивало экономический рост в стране.

Уже стало очевидным, что воплощение национальных проектов в жизнь будет первоочередным делом исполнительной власти. Но, помимо этих проектов, существуют и другие приоритеты экономической политики государства, о которых все чаще идет речь в последнее время. В связи с необходимостью изменения качества экономического роста особое значение приобретают приоритеты в области развития тех или иных отраслей. Проект "Программы социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу", подготовленный Минэкономразвития, содержит восемь отраслевых стратегий развития. В их числе стратегия развития топливно-энергетического комплекса, оборонно-промышленного комплекса, авиационной, ракетно-космической промышленности и др. То есть отраслевые приоритеты уже начали обозначаться, но они еще по-прежнему достаточно широки и размыты.

Под приоритетные цели в экономику будет направлен значительный объем средств. В бюджете 2006 г. на реализацию национальных проектов закладывается 134,5 млрд. руб. Кроме того, до сих пор не определены направления расходования почти 70 млрд. руб., которые окажутся в Инвестиционном фонде. Однако остается открытым вопрос, как именно будет происходить реализация поставленных целей, и возникают серьезные опасения, к кому попадут эти деньги, как они будут использованы.

Ни для кого не является секретом высокий уровень коррупции в нашей стране. Конечно, любые расчеты подобного явления во многом субъективны, но, тем не менее, - в рейтинге Transparency International 2005 г. по коррумпированности госаппарата Россия заняла 126-е место из 159. Индекс восприятия коррупции для России равен 2,4, тогда как максимальное и наиболее благоприятное значение - 10. По недавно опубликованным данным экспертов Всемирного банка и Европейского банка реконструкции и развития, за последние три года средняя частота взяток в России увеличилась с 38,7 до 39,3%. Примеры подобных исследований можно продолжать. Они свидетельствуют лишь об одном - отдавать деньги налогоплательщиков, идущие на развитие экономики, нельзя без организации надлежащего контроля.

Частно-государственное партнерство

Выходом из сложившейся ситуации, как показывает мировой опыт, может стать модель частно-государственного партнерства. Сейчас о ней говорят достаточно много. Правительство до конца 2005 г. должно было разработать Концепцию развития частно-государственного партнерства в России, а Государственная Дума в июле приняла закон "О концессионных соглашениях", призванный стать одной из основ партнерства бизнеса и власти. При реализации этой модели в задачи государства входит выделение перспективных направлений развития экономики и создание условий для их реализации, в том числе путем предоставления финансовых ресурсов, формирования нормативной базы. Частный сектор может вложить в качестве своей "доли" в партнерство, помимо финансовых ресурсов, управленческие навыки и опыт.

В отличие от Запада, где частно-государственное партнерство используется для привлечения частных инвестиций в крупные инфраструктурные проекты, для нашей страны эта модель решает не только экономическую, но и политическую задачу. Дело в том, что сосуществование государства и бизнеса в рамках конкретного "хозяйствующего субъекта" позволит обеспечить целевое использование средств и способствовать снижению уровня коррупции. Ведь частный инвестор, участвующий вместе с государством в деятельности того или иного предприятия, заинтересован в коммерческой отдаче, в извлечении легальной прибыли. Поэтому он по определению не допустит превращения такого предприятия в механизм разворовывания бюджетных денег. Одновременно частно-государственное партнерство поможет снять негативное восприятие российского бизнеса. Период 90-х годов сформировал у общества отрицательное отношение к частному капиталу, к чему, учитывая период дикой приватизации, были свои основания. Участие государства в партнерской модели призвано дать сигнал, что оно осуществляет надзор за деятельностью бизнеса, направляет ее в общественно полезное русло.

В России уже существуют достаточно успешные формы реализации частно-государственного партнерства. Одной из них было взаимодействие бизнеса и власти в рамках авиализинговой компании "Ильюшин Финанс Ко". Ее результатом стало создание за время работы компании портфеля заказов на несколько миллиардов долларов, позволившего поддерживать на плаву национальное авиастроение. Было налажено профильное производство на Воронежском и Ульяновском авиазаводах, которые являются градообразующими, улучшилось их финансовое положение. Еще больше надежд было связано с перспективами развития отрасли.

Однако как только данная деятельность стала мешать чиновникам, компанию попытались ликвидировать. Поэтому сейчас мы можем наблюдать, как эта успешная схема частно-государственного партнерства "успешно" разрушается. Не желая направлять бюджетные ресурсы в лизинговую компанию, где за их целевым использованием будет следить не только госчиновник, но и частный инвестор, государство лишается дополнительных и немалых инвестиций из частного сектора. В нашем случае невнесение в акционерный капитал "Ильюшин Финанс Ко" порядка 7 млрд. руб. лишает авиастроителей заказов на сумму более 20 млрд. руб. с учетом возможностей лизинговой компании по привлечению банковских кредитов. Это равнозначно потере заказов на 25-30 новых самолетов. Причем из всех этих денег взнос федерального бюджета всего 2,75 млрд.руб. Остальное - внебюджетные источники.

Интересно сравнить результаты, достигнутые частно-государственным партнерством "Ильюшин Финанс Ко" (ИФК), с ближайшим конкурентом - "Финансовой лизинговой компанией" (ФЛК), в которой с учетом доли субъекта Федерации (Республики Татарстан) госпакет акций составляет порядка 70%. Рыночная стоимость акций ИФК на 18% превышает ее номинал, на один рубль государственных инвестиций частно-государственная ИФК привлекла более 3,5 руб. внебюджетных средств. ИФК построила и сдала в лизинг два Ил-96-300 и пять Ту-204, достраивает еще два Ил-96 на экспорт, а ФЛК за тот же период сдала в лизинг только три Ту-214. Это означает, что управляемая государством компания не стимулирована на развитие бизнеса, ограничивается в основном использованием получаемых от государства ресурсов. Вот наглядная разница в эффективности сотрудничества государства с частным капиталом по сравнению с государственным предприятием.

Еще одним примером партнерства бизнеса и власти призвана была стать консолидация национальной авиационной промышленности. Нами изначально предлагалась идея создания Национальной авиапромышленной корпорации "снизу" при значительной роли частного капитала. Сейчас же подготовлен проект создания Объединенной авиастроительной компании (ОАК) "сверху", путем объединения государственных активов. При этом в одной компании оказывается и военное, и гражданское авиастроение. Планируется, что государство получит в капитале ОАК 75 % акций, а затем, в случае необходимости, может снизить свою долю. Тогда не совсем ясно, зачем туда идти частным инвесторам, если они не смогут контролировать процесс принятия решений. Между тем именно в таком чувствительном к изменениям спроса сегменте, как производство гражданской авиатехники, управление со стороны частного капитала, как показывает мировой опыт, оказывается более эффективным. Да и в военном секторе значимое - хотя бы на уровне блокирующего пакета - присутствие частных инвесторов заметно повышает эффективность производства и использования ресурсов, в т.ч. государственных. Хорошим примером может служить деятельность НПК "ИРКУТ".

Частно-государственное партнерство в авиастроении могло бы выйти и за рамки национальной российской экономики, что особенно актуально в связи с активизировавшимся в последнее время обсуждением интеграционной тематики на постсоветском пространстве. Постоянно звучат обвинения в "антироссийской" позиции в адрес властей стран СНГ. Однако позиция властей и их взгляд на интеграцию во многом строится на основе обычных экономических расчетов. И если бы удалось реализовать эффективно работающие совместные проекты со странами СНГ, их отношение к интеграции могло бы измениться. Приведем один пример - российско-украинский региональный самолет АН-148. Не совсем ясно, почему у нас в стране его называют иностранным, когда он на 70% собирается в России. Более того, совместное производство АН-148 и другие проекты в авиастроении позволят сблизить две наши страны, свидетельствуя о реальной отдаче от сотрудничества. Государство тем самым получило бы дополнительный выигрыш.

Другой показательный пример перспективности частно-государственного партнерства - жилищное строительство. Президент уже четко выделил задачу обеспечения населения доступным и комфортным жильем в качестве национального проекта. Однако при реализации этого проекта важно четко разграничить строительство коммерческого и доступного жилья.

Крайне сложно сделать доступным жилье в центре больших городов с высокой стоимостью земли и подключения к инфраструктуре. Поэтому Национальным инвестиционным советом с учетом мирового опыта была разработана концепция "Малоэтажная Россия", предполагающая широкое строительство доступных по цене частных домов в пригородах. Национальная жилищная корпорация уже начала реализацию этих разработок, осуществляя строительство в Московской и Ростовской областях.

Для того, чтобы вывести этот проект на национальный уровень, необходимо сформировать настоящую систему партнерства в области ипотеки. От государства требуется снятие бюрократических преград, предоставление земли для строительства, которую потом смогут выкупить владельцы домов, налаживание инфраструктуры, учитывая, что соответствующие фирмы находятся в его собственности. Частный сектор обеспечит финансирование строительства.

На примере двух приоритетных для российской экономики отраслей видны позитивные перспективы частно-государственного партнерства для их дальнейшего эффективного развития. Но это партнерство может работать, только если обе стороны будут выполнять взятые на себя обязательства. Взаимный контроль и совпадение конечных целей позволит обеспечить учет и сбалансированность интересов сторон. Кроме того, важен и дополнительный контроль "со стороны", который могли бы обеспечить независимые эксперты, например, представители партий, научного сообщества- Российской академии наук, других организаций.

Роль банков в реализации приоритетных проектов

Особую роль в частно-государственном партнерстве и реализации национальных проектов, на наш взгляд, могли бы сыграть коммерческие банки. Эта роль, во-первых, связана с самой функцией банков, которые трансформируют сбережения в инвестиции в экономике и обеспечивают перетекание финансового капитала между отраслями. Во-вторых, банки в силу особенностей их регулирования представляют собой более прозрачные структуры. Их использование при осуществлении национальных проектов позволяет минимизировать неэффективное расходование средств, связанное с коррупцией.

Многие инструменты экономической политики, используемые государством для поддержки приоритетных отраслей, напрямую связаны с деятельностью банков. В их числе - субсидирование процентных ставок по кредитам. Именно обеспечение доступности банковских кредитов играет важную роль для реализации многих национальных проектов. Речь идет об ипотеке, о кредитовании сельскохозяйственных производителей, об образовательных кредитах и кредитах на развитие приоритетных отраслей экономики. При этом важно, что решение о предоставлении средств остается за коммерческим банком, обеспечивая тем самым его более высокую эффективность, а субсидирование повышает доступность финансовых ресурсов для более широкого круга заемщиков. Хорошим примером может служить созданный и уже несколько лет эффективно функционирующий механизм субсидирования лизинговых платежей, осуществляемых отечественными авиакомпаниями приобретающими в лизинг новые российские самолеты.

Роль банков особенно велика в реализации национального проекта строительства доступного жилья. Уже сейчас на рынке ипотеки представлены как крупнейшие российские, так и иностранные банки. Но предлагаемые ими условия не позволяют сделать ипотеку массовым явлением, тогда как потребность в приобретении жилья существует у значительных слоев населения. Понимая это, депутаты Государственной Думы уже предложили субсидировать процентную ставку по ипотеке для понижения ее до уровня 6% годовых в рублях. Однако, как мы показали, одного лишь снижения ставки недостаточно, необходим переход к принципиально иной концепции жилищного строительства. Это позволит снизить не только процентную ставку, но и общую сумму кредита, делая его существенно более доступным.

Помимо прямого предоставления ипотечных кредитов, банки могут эмитировать ценные бумаги, обеспеченные ипотекой. Участие банков на фондовом рынке позволит расширить возможности ипотеки и усилить ее роль как локомотива экономики, привлекая временно свободные средства населения, а также пенсионные накопления для финансирования жилищного строительства. Эффективность такой системы уже была подтверждена американской моделью. От государства здесь требуется контроль над тем, чтобы в этой сфере не возникла бы очередная "финансовая пирамида", а также законодательное обеспечение развития рынка ипотечных ценных бумаг.

Банки могут активно участвовать и в других направлениях взаимодействия государства и бизнеса, связанных с развитием перспективных отраслей российской экономики. Например, в авиастроении Сбербанк кредитовал приобретение самолетов Ту-204-100 и Ил-96-300, а летом этого года выделил кредит ульяновскому заводу "Авиастар-СП" на строительство 3 машин ТУ-204-300. Внешторгбанк финансирует "Пермские моторы", акционером которых он является. Национальный резервный банк, как известно, широко участвует в различных проектах "Ильюшин Финанс Ко", связанных с возрождением производства на воронежском и ульяновском авиастроительных заводах.

Взаимодействие государства и бизнеса для содействия интеграционным процессам на постсоветском пространстве может осуществляться через создаваемый инвестиционный банк ЕврАзЭС, который может вырасти в банк развития для всех заинтересованных стран СНГ. Формирование прозрачной банковской структуры позволит собрать государственные и частные средства и эффективно распределять их на проекты, которые затрагивают несколько стран и носят взаимовыгодный характер.

Поиск выхода

Еще раз подчеркнем - для России сейчас сложилась благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура, и крайне важно воспользоваться ею с умом. К сожалению, предыдущие примеры из недавней истории нашей страны не утешают. Накопленные в результате высоких цен на нефть в 1970-х гг. нефтедоллары были растрачены на различные, во многом неэффективные проекты. Обеспечить качественные изменения в структуре экономики тогда не дала сама система, в рамках которой эта экономика развивалась. Во второй половине 1980-х годов, когда открылся широкий доступ к внешним заимствованиям, нам был дан следующий шанс. В результате резко возросли внешний долг (с 31,4 млрд. долл. в 1985 г. до 62,5 млрд. долл. в 1990 г.) и долговая нагрузка на экономику. Увеличились доходы населения, в том числе и ценой наращивания бюджетного дефицита, но они не могли сформировать эффективного платежеспособного спроса в условиях, когда отрасли ориентировались не на потребителя, а на плановые показатели. Как следствие - вынужденные сбережения, "денежный навес" и скрытая инфляция. Были попытки провести модернизацию экономики с помощью наращивания инвестиций. По импорту было завезено большое количество оборудования, часть из которого не была установлена, а установленное оборудование далеко не всегда работало эффективно. Многие объекты капитального строительства так и не были завершены.

В очередной раз "забрезжил свет" во второй половине 1990-х гг. после проведения финансовой стабилизации. Сначала международные организации, правительства развитых стран, а затем и частные финансовые структуры вновь открыли России "кредитную линию". По зарубежным кредитам снова было завезено оборудование, а в результате деньги также пропали.

Сейчас объем поступающих в страну средств поражает своими масштабами - в Стабилизационном фонде уже накоплено свыше 1 трлн. руб., золотовалютные резервы Центрального банка перешли отметку 180 млрд. долл. Вновь происходит наращивание внешней задолженности, только ведущая роль в этом процессе перешла от государства к частному сектору. Внешний долг банков и нефинансовых предприятий на 1 октября 2005 г. превысил 146 млрд. долл. Ухудшение экономической конъюнктуры может поставить под вопрос обслуживание накопленных частным сектором обязательств. Чтобы этого не произошло, уже сейчас необходимы совместные усилия бизнеса и государства по построению новой модели экономического развития России. Она должна обеспечить диверсификацию национальной экономики, увеличение инвестиций в "человеческий капитал", повысить эффективность вкладываемых в экономику средств, ограничить волюнтаризм чиновников и коррупцию.

Эта модель должна строиться на основе частно-государственного партнерства, позволяющей избежать распределения средств исключительно бюрократическим аппаратом, с широким привлечением банков и иных частных финансовых институтов. Крайне важно, чтобы частный сектор участвовал в акционерном капитале предприятий наравне с государством. Тогда можно будет достичь большей степени прозрачности при реализации приоритетных экономических проектов и программ, существенно повысить их эффективность.

 

Дайджест прессы за 13 февраля 2006 года | Дайджест публикаций за 13 февраля 2006 года
Авторские права на данный материал принадлежат газете «Известия». Цель включения данного материала в дайджест - сбор максимального количества публикаций в СМИ и сообщений компаний по авиационной тематике. Агентство «АвиаПорт» не гарантирует достоверность, точность, полноту и качество данного материала.
Связи: Ту-214, Ил-96-300, Ульяновский авиационный промышленный комплекс "Авиастар", Авиастар - самолетное производство, Ильюшин Финанс Ко., Авиакомпания "Домодедовские авиалинии", Ту-204-100, Ан-148, Объединенная авиастроительная корпорация, Ту-204-300, Самолетостроение, Татарстан (в процессе тестирования)