Источник: журнал «Эксперт»
Автор: Алексей Хазбиев
Опубликовано: 14.08.2006, 18:11

Игра в санкции

Постановление госдепа США, запрещающее сотрудничество с российскими компаниями, есть не что иное, как пример недобросовестной конкуренции. Поэтому Россия должна пойти на аналогичные меры в отношении Вашингтона


В конце июля госдепартамент США принял постановление о введении санкций против "Рособоронэкспорта" и АХК "Сухой", а также против еще пяти компаний из Индии, КНДР и Кубы, мотивировав свое решение тем, что все они нарушили американский закон "О нераспространении в отношении Ирана", принятый конгрессом шесть лет назад. Он налагает эмбарго на поставки в Иран оборудования и технологий, которые "могут быть использованы для разработки оружия массового уничтожения (ОМУ), крылатых или баллистических ракет". Это означает, что отныне государственным структурам США запрещено в течение двух лет продавать компаниям из "черного списка" (или закупать у них) какие-либо товары и услуги, а частным американским фирмам - поставлять им продукцию военного или двойного назначения. Меры распространяются не только на материнские фирмы, но и на все их филиалы, подразделения, а также на дочерние и зависимые структуры.

МИД уполномочен заявить

Формальным предлогом для решения госсекретаря США Кондолизы Райс включить российские компании в "черный список" стала просочившаяся в СМИ информация американской разведки о якобы заключенном в конце июля контракте между "Рособоронэкспортом" и министерством обороны Ирана на ремонт и модернизацию 30 фронтовых бомбардировщиков Су-24, который должен исполнить АХК "Сухой". В прессе называлась даже сумма, которую Россия получит от Тегерана, 200 млн долларов, но о техническом аспекте контракта ничего не сообщалось. В интервью "Эксперту" заместитель начальника пресс-службы "Рособоронэкспорта" Александр Ужанов назвал эти сообщения слухами, однако подтвердить или опровергнуть их отказался. Но даже если контракт на модернизацию иранских бомбардировщиков действительно существует, под действие американского закона, запрещающего поставлять ОМУ в Иран, он явно не подпадает, так как причислить Су-24 к средствам доставки оружия массового уничтожения можно только с изрядной долей фантазии. Поэтому неудивительно, что в России действия американских властей вызвали бурю гнева.

Первым отповедь госдепу США дал российский МИД, назвавший введенные санкции "беспочвенными и неприемлемыми". В официальном заявлении говорится, что "это очередная неправомерная попытка США заставить иностранные компании работать по внутреннему американскому распорядку". По словам официального представителя МИДа Михаила Камынина, "санкции, которые США в одностороннем порядке применяют к другим странам и их компаниям, являются очевидным политическим и правовым анахронизмом, особенно когда они вводятся под надуманным предлогом". Еще жестче на постановление госдепа отреагировали в "Рособоронэкспорте", назвав действия США "недружественным актом в отношении России, который следует рассматривать как попытку дестабилизировать ВТС нашей страны с зарубежными странами". А вице-премьер и министр обороны России Сергей Иванов прямо заявил, что "к вопросу нераспространения ОМУ эти санкции не имеют ни малейшего отношения". Но если истинной причиной санкций стал не Иран, тогда кто же?

Настоящий полковник

В российском военном ведомстве и в военно-промышленных кругах есть только один ответ: Венесуэла. По словам директора Центра ACT Руслана Пухова, "введение санкций есть не что иное, как месть США за недавно заключенные контракты с Каракасом на поставку 24 истребителей Су-ЗОМК2 и другой военной техники". Хорошо известно, что американский госдеп неоднократно просил наши власти воздержаться от продажи в Венесуэлу новейших вооружений, однако получил отказ. Более того, во время июльского визита в Россию президента Венесуэлы Уго Чавеса расширение ВТС стало едва ли не единственной актуальной темой в повестке дня на переговорах с Владимиром Путиным. И понятно почему. После того как в мае США ввели эмбарго на продажу оружия Венесуэле и отказались поставлять запчасти для местных F-16, эта небольшая латиноамериканская страна потеряла возможность эффективно отражать угрозы с воздуха. Изменить ситуацию можно было только активизировав контакты с Россией, так как все остальные крупные производители современной техники, опасаясь гнева американцев, военное партнерство с Каракасом свернули. И Москва надежд Чавеса не обманула. Общая сумма оружейных контрактов, заключенных в ходе его визита в Россию, превысила 3 млрд. долларов. Это почти вдвое больше, чем ожидали в "Рособоронэкспорте". Примерно половина этой суммы приходится на контракт по Су-30. Истребители будут поставляться равными траншами по восемь машин в течение трех лет. Причем первая партия должна быть отправлена в Каракас уже до конца нынешнего года. Помимо самолетов венесуэльские ВВС получат и 38 новых вертолетов Ми-35, Ми-17 и Ми-26 на полмиллиарда долларов. Наконец, еще миллиард долларов Венесуэла потратит на закупки в России новых систем ПВО Тор-М1 и автоматов Калашникова АК-103.

Последний контракт хоть и не выделяется коммерческими показателями, но имеет важное военно-политическое значение - впервые в современной истории наша страна продала лицензию на выпуск знаменитых автоматов и взялась построить "под ключ" завод по их производству. Итог: уже через несколько лет Венесуэла будет обладать самой сильной армией в Южной Америке и гарантированно защитит себя от возможной агрессии со стороны США.России же мегаконтракты с Уго Чавесом помимо ощутимой материальной выгоды принесут и немалые политические дивиденды. Серия венесуэльских заказов стала уже второй в этом году после алжирской пакетной сделки, которая отличается большими объемами и широкой номенклатурой. В совокупности только два этих пакета стоят более 10 млрд. долларов, что составляет половину портфеля "Рособоронэкспорта". На этом фоне даже традиционные импортеры российского оружия - Индия и Китай - выглядят весьма скромно. По словам заместителя директора Центра ACT Константина Макиенко, теперь уже смело можно говорить о хорошо сбалансированной по географическому признаку структуре заказов "Рособоронэкспорта" и формировании группы из четырех-пяти государств, которые до 2010 года будут основными покупателями российских вооружений. Но еще важнее то, что Россия от продажи оружия как товара коммерческого перешла к продаже безопасности - товара во всех отношениях политического. "Такой товар покупают только у мировых лидеров, в стабильности и надежности которых у клиента сомнений не возникает", - говорит г-н Макиенко. Еще каких-нибудь пять-шесть лет назад, в период политической и экономической нестабильности в нашей стране, о военных контрактах типа венесуэльского "Рособоронэкспорт" мог только мечтать. Но теперь ситуация кардинально изменилась, и американцев это явно раздражает. "Именно поэтому они решили применить против нас такой недобросовестный метод конкурентной борьбы, как санкции", - уверен гендиректор "Рособоронэкспорта" Сергей Чемезов.

Наш ответ

Демарш Вашингтона довольно дорого будет стоить России. Потери предприятий нашего ВПК из-за разрыва соглашений с Пентагоном составят не менее миллиарда долларов. Именно в такую сумму оценивался подготовленный к подписанию контракт на поставку американцам стрелкового оружия, легкой бронетехники и вертолетов, которые Минобороны США собиралось закупить у нас для оснащения вновь создаваемых армий Ирака и Афганистана. Как заявил журналистам г-н Чемезов, теперь на этих планах смело можно поставить крест. Тем не менее альтернативу нашему оружию американцам найти будет крайне сложно, так как западной техникой афганцы и иракцы пользоваться не умеют. Это означает, что Пентагон, вероятно, продолжит закупать контрафактное оружие советского образца в странах Восточной Европы, где оно хранится и производится нелегально (сроки всех лицензий, выданных СССР, давно истекли), и поставлять его иракским и афганским военным. Но это еще не все. Из-за санкций под угрозой срыва может оказаться и проект создания нового пассажирского регионального самолета SuperJet 100 (новое название RRJ), который "Гражданские самолеты Сухого" реализует вместе с Boeing при участии еще пяти американских корпораций. Сам Boeing выступает в роли консультанта фирмы Сухого. А вот, например, Honeywell поставляет нам вспомогательные силовые установки, компания В/Е Aerospace - части салона самолета, Goodrich - тормозные агрегаты, а Air Cruiser - аварийно-спасательное оборудование. При желании все эти товары можно отнести к продукции двойного назначения. Однако заменить американских поставщиков фирме Сухого не составит большого труда.

По словам заместителя гендиректора АХК "Сухой" Вадима Разумовского, "американские компании были не единственными участниками тендера по RRJ, и, если с ними возникнут проблемы, мы обратимся к европейцам". В США это быстро осознали и уже пошли на попятную. Пресс-служба госдепа заявила, что частных американских компаний введение санкций может и не коснуться. "Абсолютный запрет на сотрудничество распространяется на правительственные структуры, а в частном секторе многое зависит от соответствующих лицензий, и это уже работа юристов", - сообщил агентству ИТАР-ТАСС представитель американского госдепа. Юристы свое дело сделали быстро. Уже через два дня после введения санкций фирма Сухого получила от всех американских поставщиков официальные письма с заверениями о продолжении сотрудничества. Но независимо от дальнейшего развития событий России необходимо сделать из истории с санкциями ряд выводов и принять контрмеры по противодействию политике США.

Во-первых, необходимо четко уяснить, что полноценное долговременное сотрудничество России с Америкой в сфере высоких технологий при нынешней администрации США невозможно. По словам Константина Макиенко, Америка способна воспринимать своих контрагентов только в двух качествах - как сателлитов или конкурентов-противников. Но первое для России неприемлемо, а второе исключает возможность кооперации по определению. Нет никаких гарантий того, что, например, завтра госдеп не введет санкции против "Аэрофлота" на том основании, что он, выполняя рейсы в Тегеран, дескать, тоже нарушает закон "О нераспространении в отношении Ирана", перевозя ученых или инженеров.

Во-вторых, на основе принципа взаимности - базового в международных отношениях - России следует ввести санкции против двух американских экономических субъектов, одним из которых обязательно должен стать Пентагон. Тем более что для этого есть реальный, а не мнимый повод, так как Минобороны США, закупая через посредников контрафактное оружие советского образца для Ирака и Афганистана, нарушает авторские и смежные права предприятий российского ВПК. Кроме того, по словам вице-президента Академии геополитических проблем Леонида Ивашова, наша страна должна сократить контакты с США в военной сфере и отказаться от российско-американских учений "Торгау", назначенных на сентябрь.

Наконец, в-третьих, Госдуме необходимо разработать и принять закон "О санкциях", на основании которого наше правительство могло бы применять адекватные меры против стран и компаний, чьи действия ставят под угрозу жизни российских граждан. Прежде всего это касается американских компаний, поставляющих в Грузию оружие, которое впоследствии используется местными вооруженными формированиями против россиян, проживающих в Северной Осетии и Абхазии.

 
Ссылки по теме:
Дайджест прессы за 14 августа 2006 года | Дайджест публикаций за 14 августа 2006 года
Авторские права на данный материал принадлежат журналу «Эксперт». Цель включения данного материала в дайджест - сбор максимального количества публикаций в СМИ и сообщений компаний по авиационной тематике. Агентство «АвиаПорт» не гарантирует достоверность, точность, полноту и качество данного материала.
Связи: Су-24, Авиакомпания "Домодедовские авиалинии", Рособоронэкспорт, SSJ-100, Су-30, Иванов Сергей, Восток Техникал Сервис, Чемезов Сергей, Самолетостроение, Ми-26 (в процессе тестирования)