Источник: газета «Военно-промышленный курьер»
Автор: Константин Макиенко
Опубликовано: 16.08.2006, 14:02

Нужно уменьшить закупки американских самолетов

Санкции госдепа США: возможные последствия и необходимые выводы


4 августа Государственный департамент США известил о введении санкций в отношении двух российских предприятий - государственного посредника по торговле вооружением ФГУП "Рособоронэкспорт" и ведущего производителя в области авиационной промышленности Акционерной холдинговой компании "Сухой". Санкции сроком на два года введены на основании закона "О нераспространении в отношении Ирана", формальным поводом для них стало, насколько можно судить, заключение контракта стоимостью 200 млн. долларов на модернизацию иранских фронтовых бомбардировщиков Су-24. Теоретически эти бомбардировщики могут быть носителями ядерного оружия. И "Рособоронэкспорт", и "Сухой" отрицают наличие этого контракта.

Ранее США уже неоднократно вводили санкции против различных российских компаний, научных и образовательных учреждений, и в основном за их контакты с Ираном и Сирией. Но до сих пор эти американские меры несли, за редким исключением, в основном символическое значение, поскольку их объектом становились компании, не имевшие совместного с американцами бизнеса. Громкую известность, например, приобрели санкции против тульского Конструкторского бюро приборостроения, которые вызвали весьма саркастические комментарии менеджеров этого разработчика различных видов высокоточного оружия. На этот раз, однако, санкции затронули фирмы, которые сами или через свои дочерние предприятия имеют связанный с США бизнес текущей или потенциальной стоимостью в сотни миллионов долларов. В зоне риска оказались программы поставок через "Рособоронэкспорт" вооружения для иракской и афганской армий, проект регионального самолета Sukhoi Superjet 100 и поставки на американский рынок титана корпорацией "ВСМПО-Ависма".

Возможные угрозы

Наиболее тяжелые последствия санкции теоретически могут иметь для производителя титана "ВСМПО-Ависма", который находится в процессе перехода под контроль "Рособоронэкспорта". Около половины производимого компанией металла экспортируется в США, стоимость этих поставок составляет, по разным данным, от 300 до 450 млн. долларов в год. При этом ВСМПО на прошлой неделе подписано соглашение о создании совместного предприятия с Boeing, которое будет производить готовые изделия из титана, имеющие более высокую стоимость, чем просто металл.

Конечно, в условиях напряженной ситуации на рынке титана и возобновившегося роста авиационной промышленности в мире и в России ВСМПО в случае негативного развития ситуации сумело бы найти альтернативных покупателей своей продукции, но на это ушло бы много времени, и финансовые потери были бы неизбежны.

Основной угрозой для бизнеса "Рособоронэкспорта" является возможная потеря обсуждаемых контрактов на поставку российских вооружений создаваемым под контролем США армиям Ирака и Афганистана. По некоторым данным, в течение нескольких лет стоимость подобных контрактов могла бы достигнуть миллиарда долларов. По всей видимости, сделки контролировались Пентагоном или другими американскими ведомствами, и теперь их заключение и реализация окажутся весьма затруднительными.

Наконец, в результате введения санкций возникли риски для наиболее важного российского проекта в области авиационной промышленности - программы регионального самолета Sukhoi Superjet 100, в рамках которой американские фирмы поставляют ряд систем - вспомогательную силовую установку, бортовые генераторы, элементы интерьера. Кроме того, корпорация Boeing выступает в этой программе в качестве консультанта.

Санкции могут стать причиной экономических потерь и для американских компаний, например, корпорации Boeing, которая закупает около 35% потребляемого ею титана у "ВСМПО-Ависма". Если Boeing действительно столкнется с запретом на импорт российского титана, ему придется искать замену на американском или австралийском рынке. Нет сомнений, что такая замена будет найдена, однако это потребует некоторого времени и, скорее всего, новое решение будет более дорогим. Кроме того, в условиях действия санкций резко снижаются шансы корпорации на успех в тендере "Аэрофлота" по закупке 22 дальнемагистральных самолетов, в котором конкурируют Boeing 787 и Airbus 350XWB.

Когда ждать разрядки напряженности?<.b>

Первая реакция российской стороны на факт введения санкций была предельно жесткой. Большинство наблюдателей связали действия Госдепа США с российско-венесуэльским сближением в военно-технической области. Действительно, объявление о санкциях последовало сразу после визита в Москву президента Уго Чавеса, во время которого стало известно о заключении крупных контрактов на поставку в эту страну российских истребителей, вертолетов и стрелкового оружия на сумму около 3 млрд. долларов.

В период пребывания Уго Чавеса в Москве из Вашингтона несколько раз прозвучали предупреждения о недовольстве Соединенных Штатов этими оружейными контрактами. Решение Госдепа, о котором в России было известно заранее, вызвало серьезное беспокойство в "Сухом" и состояние, близкое к шоковому, в российском представительстве в Boeing. Тем не менее, похоже, санкции Госдепа действительно стали результатом неудачного применения рутинной законодательной процедуры.

В пользу этой гипотезы говорит то обстоятельство, что санкции угрожают бизнесу Boeing в России, а также отсутствие подобной реакции в момент заключения гораздо более крупного и значимого в военном отношении контракта на поставку в Иран ЗРК "Тор-М1".

Однако спустя почти две недели после введения санкций накал страстей спал, а ситуация выглядит гораздо менее драматично. Похоже, что ни одна из оказавшихся в зоне риска программ серьезно не пострадает. Американские поставщики уже уведомили фирму Сухого, что их оборудование не попадает под режим санкций и выхода из программы не предвидится. Даже в случае негативного развития событий, американские системы можно будет быстро и безболезненно заменить.

Boeing пока продолжает проводить юридическую экспертизу последствий введения санкций для своего участия в программе Superjet 100. Но предварительные оценки, по словам вице-президента этой компании по России Сергея Кравенко, обнадеживают, и, скорее всего, корпорация сможет продолжить совместную работу с ГСС. Компания также продолжит закупать российский титан и после перехода "ВСМПО-Ависма" под контроль "Рособоронэкспорта".

В пользу этой версии говорят и подписание 11 августа соглашения о создании в Верхней Салде СП по производству титановой штамповки, и последовавшая затем встреча президента Владимира Путина с вице-президентом Boeing Аланом Малалли, в которой, в частности, принял участие генеральный директор "Рособоронэкспорта" Сергей Чемезов.

В любом случае Boeing, располагающий командой эффективных лоббистов, постарается минимизировать риск срыва поставок.

Можно предполагать, что и проект поставок российского оружия марионеточным режимам в Багдаде и Кабуле, если только он действительно существует, будет осуществлен при условии искренней заинтересованности США. Пентагон найдет законный способ реализовать свои планы, не нарушая при этом режима санкций. В конце концов, получателем должны быть не американцы, а опыт снабжения своих людей в сложном законодательном контексте у США имеется: достаточно вспомнить операцию "Иран-контрас".

Какие выводы нужно сделать России

Надо заметить, что даже если этим планам не суждено сбыться, большой трагедии не случится. Политические издержки подобных поставок вполне могут оказаться существеннее коммерческого выигрыша. Возрастет и риск для жизни российских граждан, которые находятся в настоящее время в Ираке и Афганистане.

Хотя сейчас вырисовывается относительно благополучное разрешение нынешнего кризиса, российские власти должны извлечь из происшедшего уроки на будущее. Прежде всего, стоит обратить внимание на историю и динамику введения санкций против российских предприятий. Если до сих пор они не имели реального коммерческого значения, то сейчас, то есть в случае с "Сухим" и "Рособоронэкспортом", ставки оказались весьма высоки, а экономические потери обеих сторон как никогда вероятны. Необходимо четко осознать, что всякое экономическое сотрудничество с США несет в себе слишком высокие политические риски.

Возможно, настолько высокие, что это не компенсируется даже привлекательностью работы на колоссальном по своей емкости американском рынке. Теоретически все это давно известно на примерах проблем, которые возникали у европейских и азиатских партнеров Соединенных Штатов и особенно у Израиля. Но теперь и россияне смогли почувствовать дыхание американского диктата.

Особенно серьезные и далеко идущие выводы должны быть сделаны относительно взаимодействия с американцами в подлинно высокотехнологических областях. Риск возникновения проблем в части закупки американцами титановых полуфабрикатов, как и других сырьевых товаров, представляется как раз минимальным. А вот последствия американского шантажа в области авиаперевозок и авиационной промышленности могут быть действительно разрушительными. Предположим, например, что российские авиаперевозчики укомплектовали свой парк американскими самолетами. Кто сможет гарантировать, что завтра Конгресс не примет закона, блокирующего обслуживание этих самолетов на том, скажем, основании, что "Аэрофлот" имеет регулярные рейсы в Тегеран и Дамаск? Есть ли полная уверенность в том, что Boeing не сможет, если сочтет это необходимым, заблокировать развитие проекта RRJ? Практические решения, которые напрашиваются по следам кризиса, заключаются в следующем. Для начала российские авиакомпании должны минимизировать закупки американских пассажирских самолетов. Особенно это касается контролируемого государством национального перевозчика "Аэрофлота", прежде всего в части дорогой и стратегической закупки дальнемагистральных самолетов. А в связи с отсрочкой на два-три года реализации европейской программы А-350XWB промежуточным решением до 2012-2013 годов вполне может быть закупка шести-восьми Ил-96.

Риски проекта регионального самолета

История с санкциями показывает, что одним из главных рисков проекта регионального самолета является участие в нем американских компаний. В этой связи нельзя не приветствовать более чем своевременного подключения к проекту итальянцев. В случае нарастания напряженности с США наиболее радикальной мерой может вообще стать переформулирование программы с заменой американского участия на аналогичное европейское.

Заметим, кстати, что стоместный российский самолет, под обозначением, скажем, А-317, отлично впишется в европейскую линейку, заполнив существующий у них гэп между турбовинтовыми самолетами ATR вместимостью до 70 мест и самым маленьким из европейских аэробусов A318 вместимостью 116 мест.

 
Ссылки по теме:
Дайджест прессы за 16 августа 2006 года | Дайджест публикаций за 16 августа 2006 года
Авторские права на данный материал принадлежат газете «Военно-промышленный курьер». Цель включения данного материала в дайджест - сбор максимального количества публикаций в СМИ и сообщений компаний по авиационной тематике. Агентство «АвиаПорт» не гарантирует достоверность, точность, полноту и качество данного материала.
Связи: Су-24, Рособоронэкспорт, SSJ-100, Чемезов Сергей, Самолетостроение (в процессе тестирования)