Источник: газета «Известия»
Автор: Елена Строителева
Опубликовано: 25.08.2006, 12:37

Крест заалел на выжженной траве

Собственный корреспондент "Известий" Елена Строителева в четверг встречала родственников погибших в авиакатастрофе в поселке Сухая Балка


Автобусы с родственниками погибших подъехали к месту падения самолета в четверг около 11 часов утра. К этому времени возле места катастрофы уже был поставлен деревянный крест с надписью "Донбасс скорбит". (Траур на Украине был объявлен 23 августа - на день раньше, чем в России, из-за того, что 24-го Украина отмечает День независимости.) Рядом с крестом - походная церковь, наспех сооруженная из военной палатки.

Десятки врачей сопровождали скорбную колонну родственников. Вот оно, страшное место: выжженный склон оврага, на котором разбросаны почерневшие части самолета. Люди плачут и кричат. Издалека на этот ужас смотрят спасатели: на противоположной стороне оврага, рядом с их лагерем, подальше от глаз сложены штабеля носилок. Накануне на них целый день поднимали останки, запакованные в черные полиэтиленовые мешки, с белыми бирками, на которых делали пометки судмедэксперты. Некоторые мешки были совсем легкими... Останки грузили на бортовые "КамАЗы" с тентами, около десятка машин отвезли их в морг Донецка.

Свечи гасли от капавших слез

Поляна, на которую привели родственников, оцеплена сотнями украинских милиционеров. Но корреспондент "Известий" был на панихиде. На ней присутствовали руководитель Межгосударственного авиационного комитета Татьяна Анодина, позже приехал министр транспорта России Игорь Левитин. Официальных речей решено было не произносить. Все просто стояли с гвоздиками и свечами в руках.

Возле креста священники Донецкой епархии начали службу. Голоса певчих и священнослужителей время от времени заглушали стоны и рыдания осиротевших людей.

- А может, ее все-таки спасли? - громко и беспамятно спрашивала заплаканная женщина. - Всякое ведь бывает!

- Мамочка, ты же видишь, что осталось от самолета! - рыдала ее дочь.

Многие держали в руках фотографии погибших. Неподалеку дежурили медики и психологи МЧС. Оседавших на землю женщин они подхватывали, давали успокоительное. "Упокой, Господи, души рабов твоих, трагически погибших на этом месте", - пел батюшка.

- У меня там родители, - молодой человек в черной рубашке кивнул в сторону выжженных обломков. - Мне кажется, я их не опознаю. Они летели в середине салона. Говорят, больше шансов опознать тела тех, кто сидел в хвосте. Может, в салоне родители пересели? Тогда есть хоть какая-то надежда!

Пока шла панихида, многие сидели прямо на траве, неотрывно глядя на поле. Свечи гасли от капавших слез. Пожилой мужчина достал фотографию дочери, поставил ее на траву лицом к пепелищу и зажег свечу. Так и сидел неподвижно, не проронив ни слова.

После панихиды родственники обступили священников:

- Батюшка, за что им такое? Дети же ни в чем не виноваты. Почему наши родные погибли? Грешили много?

Отец Владимир мог утешить их только прочувствованным словом: дети непременно попадут в рай, а трагедия - напоминание нам о том, что мы на этом свете только временно. Священники собрали у родственников цветы и сами отнесли их на место трагедии, уложив гвоздики крестом. Пока на само поле никого не пускают.

Через 9 дней, после того как из оврага вывезут обломки лайнера (в четверг их уже осмотрели специалисты "Пулковских авиалиний"), деревянный крест будет перенесен прямо на место падения самолета. Там же со временем установят и памятник.

"Я должна, должна все выдержать..."

Трудно было увести родственников со скорбного места. А ведь им предстояло следующее испытание - ехать на опознание.

Эта страшная процедура проходит так: родным показывают в компьютере фотографии тел. Тех, кто опознал по ним своих близких, затем поведут в морг. При необходимости ДНК-анализ останков будет проводить ростовский 16-й центр судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Северо-Кавказского военного округа.

С места трагедии родственники увозили горсти земли. На склоне оврага остался стоять крест, у подножия которого лежат цветы, фотографии улыбающихся людей, сигареты, шоколадки и много детских игрушек - ярких собак, мишек, робот и одна кукла.

- Я должна, должна все выдержать, - твердила священнику пожилая женщина. - Теперь я буду жить для внучки.

Кстати. В четверг в Волгограде вспоминали тех, кто также погиб два года назад в авиакатастрофе. Рейс Москва-Волгоград был взорван террористами. Погибло 35 пассажиров и 8 членов экипажа.

Академик Гай Северин: "Катапультирование из лайнера - утопия"

С 1930-х годов, когда гражданская авиация стала массовой, появились проекты, связанные со спасением пассажиров попавшего в аварию самолета.

Интерес к этим проектам возрастает всякий раз после очередной крупной катастрофы в гражданской авиации. Но ни один из многочисленных проектов ни в одной стране реализован не был. Преступное невнимание, халатность, техническая невозможность? О причинах, которые мешают внедрению систем аварийного спасения в гражданской авиации, создатель отечественных систем катапультирования и спасения в военной авиации и космонавтике академик Гай Северин рассказал обозревателю Сергею Лескову.

Поставить системы катапультирования на гражданских самолетах можно, технических проблем нет. Но на этом пути можно дойти до абсурда. Если проводить катапультирование каждого пассажира с креслом, то надо учесть, что большинство не выдержат таких перегрузок ни физически, ни психологически. К тому же температура на высоте, где летают самолеты, такая низкая, что несколько норковых шуб не спасут от холода. Если катапультировать только планер со 100 пассажирами, отстрелив оперение и крылья, то при весе фюзеляжа в 50 тонн вес аварийной системы составит 5 тонн. Это 50 пассажиров. То есть самолет будет брать на борт в 2 раза меньше пассажиров. Куда спланирует планер на неуправляемом парашюте, неизвестно, то есть вероятность катастрофы устранена полностью не будет. Наконец, воспользоваться парашютом в индивидуальном порядке при аварии самолета просто нереально.

Никто не предлагает создавать системы катапультирования для автомобилей, хотя технически это можно сделать. Но по стоимости такое кресло будет далеко превосходить стоимость автомобиля.

Крейсерские режимы в гражданской авиации должны быть безопасны для летчиков среднего класса - вот главная задача.

Самый эффективный путь повышения безопасности гражданской авиации - дублирование авиационных систем, а также обучение экипажей, тренировка, соблюдение технического состояния самолетов.

Кстати, погибший Ту-154, вылетев обратно в Санкт-Петербург, ради экономии не заправлялся в Анапе, и самолету могло не хватить топлива, чтобы обойти грозовой фронт. Самолет поменял эшелон, набрал высоту, где аэродинамика крыла, чего экипаж, возможно, не знал, совсем иная, что могло опрокинуть машину в штопор.

 
Ссылки по теме:
Дайджест прессы за 25 августа 2006 года | Дайджест публикаций за 25 августа 2006 года
Авторские права на данный материал принадлежат газете «Известия». Цель включения данного материала в дайджест - сбор максимального количества публикаций в СМИ и сообщений компаний по авиационной тематике. Агентство «АвиаПорт» не гарантирует достоверность, точность, полноту и качество данного материала.
Связи: Левитин Игорь, Анодина Татьяна, Ту-154, Ту-154М (в процессе тестирования)