Источник: газета «Российская газета»
Автор: Татьяна Панина
Опубликовано: 19.03.2007, 17:14

"Аварийка" приехала через три минуты


Не прошло и суток, как авария пассажирского лайнера Ту-134 в Самаре обросла множеством домыслов и слухов. "РГ" удалось прояснить некоторые из них. Наш корреспондент связался с замминистра транспорта, курирующего вопросы безопасности, председателем комиссии министерства по ликвидации последствий авиакатастрофы Ту-134 Борисом Королем.

Правда, Борис Михайлович сразу попросил не спрашивать о версиях трагедии. В задачу его комиссии, сформированной в оперативном порядке в минтрансе, входит оказание помощи пострадавшим и родственникам погибших. Причину катастрофы устанавливает техническая комиссия Межгосударственного авиационного комитета (МАК). Чем она сейчас и занимается. Напомним, что после этого МАК и Ространснадзор под патронатом минтранса должны выработать рекомендации для авиакомпаний, чтобы исключить в дальнейшем подобные аварии.

Борис Михайлович, один из пассажиров в телеинтервью утверждал, что пожарные приехали на место аварии только через 20 минут. Вы проверили этот факт?

Если бы такое случилось, жертв было бы значительно больше. Могло бы загореться авиационное топливо. Но аварийно-спасательная служба аэропорта сработала четко и оперативно. Уже через три минуты первый аварийный расчет прибыл к месту катастрофы и потушил возникающий пожар. А потом уже начались спасательные работы, в том числе и с активным участием сотрудников линейного отдела внутренних дел.

Приехали представители местной власти, быстро прибыли и бригады "скорой помощи". Сразу началась отправка пострадавших в больницы. Сейчас там находятся 27 человек. Они обеспечены всем необходимым. Проведены три операции. 15 человек находятся в состоянии средней тяжести. Как говорят врачи, ничьей жизни ничего не угрожает.

А как вел себя экипаж после аварии? Некоторые пассажиры опять же в телеинтервью утверждают, что были вынуждены сами себя спасать - открывать дверь и так далее.

В воскресенье мы обсуждали этот вопрос на заседании комиссии и на встрече с губернатором Самарской области. И пришли к выводу, что экипаж после аварии вел себя достойно. Особенно отличился молодой борт-проводник Олег Космачев, который оказывал активную помощь в эвакуации пассажиров самолета.

Почему на этот раз была создана не государственная комиссия, как обычно после авиакатастроф, а министерская?

В первую очередь это связано с тем, что впервые возмещение ущерба полностью взяла на себя авиакомпания. Она готова заплатить по 75 тысяч долларов родственникам погибших, а также в зависимости от полученных травм выплатить деньги и раненым.

И государство уже ничего платить не будет?

Этот вопрос, я думаю, еще предстоит рассмотреть в правительстве. Мне сейчас сложно сказать, какое решение будет принято.

Сейчас по закону компенсационные выплаты родственникам погибших составляют 100 тысяч рублей. Так что компания еще и увеличила сумму. Не будь ее доброй воли - люди получили бы значительно меньше. Насколько известно, Минтранс в свое время хотел поднять компенсации именно до 75 тысяч долларов. Не получилось?

Теперь есть поручение правительства, и министерство начало прорабатывать этот вопрос с другими ведомствами - Минфином, Минэкономразвития. И я думаю, мы скоро внесем целый ряд изменений в несколько законов. Они будут касаться и увеличения компенсационных выплат.

Говорят, в авиакатастрофах чаще всего страдают пассажиры бизнес-класса. Это так?

Все зависит не от класса мест, а от характера аварии. В данном случае пострадали люди, которые сидели на 11-12-м рядах, где произошло разрушение фюзеляжа.

Недавно министр транспорта Игорь Левитин сказал, что разработана программа поэтапной замены Ту-134 и Ту-154. Первый такой самолет появился в 1967 году. А сейчас насчитывается около 270 бортов. Если бы попавшая в катастрофу машина была моложе, она выдержала бы эту жесткую посадку? Или тут уже не от самолета зависит, а от ситуации?

Без результатов экспертизы мне очень сложно ответить на этот вопрос. Было несколько жестких касаний земли. И трудно сказать, выдержал бы новый корпус эту нагрузку.

Телевидение в день катастрофы показало сюжет о прошлогодней аварии в Иркутске. Там были перепутаны останки двух девушек, и матери пришлось дважды хоронить дочь. Такое может повториться в Самаре?

Есть разница между этими двумя катастрофами. В Иркутске по всем погибшим мы отбирали пробы на генетическую экспертизу. Большое количество трупов вообще нельзя было опознать. А сейчас все погибшие, по оценкам медиков, подлежат нормальному опознанию.

Вы уже встречались с родственниками. Какие вопросы они задают чаще всего?

Родственников погибших мы сразу отправили на опознание - это их волновало больше всего. К приезду людей все было готово к этой работе. Родные раненых волновались о здоровье близких. Всем им обеспечен доступ в больничные палаты. Для этого специально выделен транспорт. С родственниками работает группа психологов.

 
Ссылки по теме:
Дайджест прессы за 19 марта 2007 года | Дайджест публикаций за 19 марта 2007 года
Авторские права на данный материал принадлежат газете «Российская газета». Цель включения данного материала в дайджест - сбор максимального количества публикаций в СМИ и сообщений компаний по авиационной тематике. Агентство «АвиаПорт» не гарантирует достоверность, точность, полноту и качество данного материала.
Связи: Федеральная служба по надзору в сфере транспорта, Межгосударственный авиационный комитет, Левитин Игорь, Международный аэропорт "Казань", Международный аэропорт Когалым, Ту-154, Ту-134 (в процессе тестирования)