Источник: газета «Независимое военное обозрение»
Автор: Николай Асташкин, Алексей Козаченко
Опубликовано: 17.08.2007, 15:32

Шампанское от президента

Награда за выполнение самого ответственного в карьере боевого летчика полета


Владимир Григорян был "обречен" связать себя с авиацией: он ведь родился в Сызрани - городке, в котором находится известнейшее военное училище, занимающееся подготовкой пилотов вертолетов, и об этой профессии с раннего возраста мечтает почти каждый мальчишка.

Гарнизоны и горячие точки

Четыре курсантских года в родном городе пролетели как один миг. А потом офицерская судьба завертела Владимира по различным гарнизонам со скоростью крутящихся винтов Ми-8: сначала - Московский военный округ, Центр боевого применения и переучивания личного состава армейской авиации, затем - служба командиром экипажа в Белоруссии, в Группе советских войск в Германии, на Дальнем Востоке... Боевое крещение получил в Афганистане, откуда вернулся с орденом Красной звезды.

Развал Советского Союза застал Григоряна в Одесском военном округе, куда его направили после окончания Военно-воздушной академии имени Ю.А.Гагарина. Считая себя русским офицером, он отказался принять присягу "самостийной" Украине. Предпочел жаркий климат Средней Азии, службу командиром эскадрильи в составе миротворческого контингента в Таджикистане.

В 1994 году пришло время возвращаться в Россию, в Приволжский военный округ. Там три года в должности заместителя командира поисково-спасательного полка Григорян на верном Ми-8 вылетал к месту посадки вернувшихся на Землю космонавтов.

Но, как оказалось, все ранее пережитое и испытанное было лишь прелюдией к основным событиям в биографии Владимира Григоряна. Далее военная судьба забросила его на Северный Кавказ: он был назначен на должность заместителя командира буденновского вертолетного полка. Как опытному пилоту, освоившему пять типов винтокрылых машин, летчику-снайперу, налетавшему десятки часов в горах Афганистана и Таджикистана, подготовленному к посадкам на высокогорные площадки, ему поручали наиболее сложные задачи.

Однажды он эвакуировал разведгруппу из горного ущелья. Чтобы не обнаружить себя, бойцы засели в русле реки. Склоны густо поросли лесом. Опустишься - заденешь винтом дерево. Поблизости, как назло, - ни одной подходящей площадки, а забирать людей нужно немедленно - одному из разведчиков взрывом мины оторвало ногу. Григорян попробовал использовать лебедку, но длины троса не хватило. Тогда командир все же решил рискнуть, снизиться... Группа была благополучно вывезена.

Командир - первый

29 января 2000 года Григорян, находясь в воздухе, услышал, что ранен полковник Николай Майданов, командир егорлыкского вертолетного полка. Но едва Владимир приземлился в Ботлихе, ему сообщили, что Майданов скончался. В Чечне летчики постоянно пересекаются, все знают друг друга. Николай Майданов был одним из асов "малой" авиации на Северном Кавказе. В эту же ночь Григоряна вновь подняли по тревоге и направили в Веденский район. Ему была поставлена задача снять с горной площадки двух раненых и доставить их в Буйнакск. Однако Владимир упросил руководителя полетов, чтобы его повернули на Моздок - проститься с боевым товарищем. Прощание не состоялось - самолет с погибшим летчиком к тому времени уже отправили в Ростов.

Утром следующего дня Григорян вылетел в Ботлих, но его по требованию начальника авиации СКВО генерал-майора Алексей Базарова завернули на Ханкалу. На командном пункте состоялся короткий разговор. Генерал тоном, не допускающим возражений, напомнил, что Григоряна уже планировали назначить командиром егорлыкского полка (Майданова собирались перевести на вышестоящую должность), и приказал принимать "хозяйство".

Между тем в части очень тяжело переживали потерю Героя Советского Союза (посмертно был награжден Золотой Звездой Героя России) полковника Николая Майданова. Григоряну постоянно приходилось ощущать на себе оценивающие взгляды подчиненных. Это прекратилось во время командировки в Чечню. Там Григорян быстро доказал, что он не только отличный боевой летчик (о чем свидетельствовали орден Мужества и медаль к ордену "За заслуги перед Отечеством" II степени с изображением мечей), но и командир.

Григорян, как и его предшественник Майданов, сам отправлялся на выполнение наиболее ответственных заданий: например, он всегда первым высаживал десанты на высокогорные площадки. Однажды, уже будучи командиром полка, имея свыше 2 тыс. боевых вылетов за плечами, он вытаскивал из сугробов обмороженных, застрявших на высоте 2800 м спецназовцев. Та группа с тяжелым вооружением не могла самостоятельно спуститься вниз. Григоряну пришлось садиться на снежный покров, который достигал полутора метров. Все окончилось благополучно, хотя реально существовала опасность, что "восьмерку" накроет снежной пылью и тяжелая машина станет неуправляемой.

Кстати, во время командировки в Чечню, продолжавшейся с августа по ноябрь 2005 года, командир полка только с режима висения лично вытащил восемнадцать человек.

Не раз Григоряну приходилось действовать в экстремальных ситуациях. Под Автурами, ему довелось вытаскивать разведгруппу, командир которой ночью не сориентировался на местности и вывел подчиненных на минное поле. Трое солдат подорвались, они истекали кровью. Двенадцать человек оказались практически в безвыходном положении: они были зажаты на небольшом участке, со всех сторон окруженном минами. Несмотря на сложные погодные условия, вертолетчики вылетели. Григорян забрал раненых, которым немедленно была нужна операция. Остальных вытащил его заместитель подполковник Василий Лешан. Тогда удалось спасти всех, ребят вытянули буквально с того света.

А еще в плохих погодных условиях ночью командиру полка довелось садиться на перевал Харуми. Эвакуировали офицера - морского пехотинца с ранением головы. Когда вылетели обратно, погода испортилась окончательно, видимость упала до предела. Взлетели, и тут штурман сообщил, что прямо по курсу гора высотой в 3600 м. Григорян немедленно отвернул в облака, однако до последнего момента существовал риск, что вертолет "въедет" в гору.

Встреча нового века

Но, наверное, самая необычная в карьере Владимира Григоряна задача была поставлена в новогоднюю ночь с 1999 на 2000 год. 31 декабря в 20 часов поступила команда подготовить вертолет и находиться в готовности "номер один". В 21 час поступил приказ перелететь на аэродром под Махачкалу. Григорян вспоминает, что на взлетной полосе тогда собралась большая группа вертолетов: два Ми-8, два Ми-24, один Ми-26. Вокруг большое количество охраны. В 22.30 приземлился самолет, из которого вышел исполняющий обязанности президента России Владимир Путин с супругой, капитан 2 ранга с ядерным чемоданчиком, православный священник, мулла, телохранители, артисты Михаил Евдокимов, Александр Розенбаум и Михаил Боярский...

Полковник Григорян до последнего момента не знал, куда предстоит лететь. Перед самым вылетом к нему подошел человек в гражданской одежде, показал точку под Гудермесом рядом с железнодорожной станцией и сообщил, что площадку обеспечивает милиция. Поднявшись в воздух, группа вертолетов попала в полосу тумана. На высоте 1100 м вошли в район предполагаемой посадки. Григорян сделал четыре захода, но туман оказался столь плотным, что приземлиться не было никакой возможности даже после того, как милиционеры по просьбе летчика пустили несколько ракет.

Во время полета в кабину несколько раз заходил тот же человек в штатском (как оказалось позже - заместитель директора ФСБ) и передавал, что первое лицо государства настаивает на посадке. В той обстановке это было трудное решение (однако, как и сегодня считает полковник Григорян, единственное правильное), но опытный летчик его принял - вертолет взял обратный курс на Махачкалу. По словам Владимира Григоряна, садиться в Гудермесе в тех условиях было никак нельзя. Помимо плохой видимости, на то имелись еще две причины: рядом с обозначенным местом приземления находилось два башенных крана и руководили посадкой люди, которые не были готовы в сложных метеоусловиях руководить действиями пилотов.

Нужно отметить, что пассажиры мало себе представляли, как мучительно принимает решение командир вертолета, они даже не знали, какая ситуация за бортом. Летчик очень аккуратно управлял машиной, иллюминаторы были закрыты шторками, в кабине горел свет.

Около двенадцати ночи вернулись в Махачкалу, здесь погода немного улучшилась, небо открыло "окно", появилась возможность безопасно совершить посадку. Как раз в это время кремлевские куранты пробили полночь, небосклон над столицей Дагестана озарился множеством огней - люди пускали многочисленные фейерверки и ракеты. Чтобы обезопасить пассажиров, Григорян увел вертолет в сторону Каспийского моря.

После приземления последним из вертолета выходил капитан 2 ранга с ядерным чемоданчиком. Он пошутил: "Командир, ты нас обманул, обещал, что 45 минут будем летать, а возил нас целый год..."

...Полковник Григорян и его экипаж, оправившиеся от неподъемного груза ответственности, лишь через пару часов в Каспийске вместе со своими товарищами отмечали наступление нового века и дегустировали подаренную будущим президентом России бутылку шампанского.

 

Дайджест прессы за 17 августа 2007 года | Дайджест публикаций за 17 августа 2007 года
Авторские права на данный материал принадлежат газете «Независимое военное обозрение». Цель включения данного материала в дайджест - сбор максимального количества публикаций в СМИ и сообщений компаний по авиационной тематике. Агентство «АвиаПорт» не гарантирует достоверность, точность, полноту и качество данного материала.
Связи: Округ, Евдокимов Александр, Капитан, Ми-8, Ми-26 (в процессе тестирования)