Автор: Сергей Брезкун
Опубликовано: 10.12.2008, 12:37
 

Чкалов - летчик и человек великой души

К 70-летию со дня гибели самого известного советского пилота


15 декабря 2008 года исполняется 70 лет со дня гибели Валерия Павловича Чкалова - человека, который и сегодня широко известен и который уже много лет смотрит бронзовыми, однако по-прежнему живыми глазами орла в небо над родной землей Нижегородчины, над родной Волгой.

Чкалов родился 15 февраля 1904 года в слободе Василево под Нижним. Далее все шло так...

1911-1915 гг. - сельская школа в Василеве.

1915-1918 гг. - техническое училище в Череповце.

1918-1919 гг. - молотобоец на судоремонтном заводе в Василевском затоне, кочегар на волжской землечерпалке №21, кочегар на пароходе "Баян".

В 1919 году 15-летний Валерий добровольно вступает в РККА - слесарем по ремонту и сборке самолетов и моторов в 4-й авиационный парк в Нижнем Новгороде. Здесь он получил не просто хорошее, а еще и очень пригодившееся ему впоследствии "начальное" авиационное образование. Чкалов хорошо знал свои самолеты, потому что уже в ранней юности практически, руками изучил их "анатомию".

Прирожденный летун, Чкалов не мог жить в авиации наземной службы. И восхождение продолжилось...

1921-1922 гг. - Егорьевская военно-теоретическая школа летчиков...

1922-1923 гг. - Борисоглебская школа военных летчиков...

1923-1924 гг. - Московская военная школа высшего пилотажа и Серпуховская высшая авиационная школа стрельбы, бомбометания и воздушного боя.

Там Чкалов учился у Громова. Как видим, Чкалова отнюдь нельзя назвать самородком - он прошел хорошие летные "университеты" до того, как вошел в строй.

С 1924 по 1927 год Валерий - летчик-истребитель 1-й Ленинградской краснознаменной авиационной истребительной эскадрильи (командиры - Антошин до марта 1925 года и потом - Шелухин).

"Ленинградский" период Чкалова очень противоречив. С одной стороны, к двадцати двум годам - прекрасный летчик, с другой - он несдержан, не всегда дисциплинирован и, что самое прискорбное, нередко выпивает. Но это был все же не вульгарный разгул - Чкалов уже тогда много думал, каким должен быть истребитель, как вести воздушный бой и как испытывать новую технику. А его далеко не все понимали. Отсюда и срывы.

Тогда не было дорогостоящих стендов для статических испытаний, и Чкалов считал, что энергичным пилотажем с перегрузками можно выявлять скрытые дефекты и слабости самолетов. Его эскадрилья была вооружена истребителями "Фоккер Д-11". Самолет был неплох, однако на нем была слаба подмоторная рама. Чкалову было поручено провести проверку всех самолетов, и его фигурные полеты однозначно доказали конструктивный дефект.

В 1924 году только Чкалов смог найти в море линкор "Марат" и сбросить на палубу вымпел. Это известно широко, но это выдающийся факт его биографии, потому что он, никогда не воевав, здесь показал, как бы он воевал, если бы его до боев допустили.

Командиры эскадрильи Антошин ("Батя") и Шелухин понимали, что Чкалов - явление незаурядное. Понимали и то, что Чкалову мешает спиртное. Впрочем, в авиации тогда много пили. Но для Чкалова это была, повторю еще раз, скорее разрядка от невозможности делать дело так, как он его понимал. А понимал он его правильно!

Кончилось тем, что 7 сентября 1925 года Чкалов появился к началу группового учебного полета вдрызг пьяным, требовал, чтобы ему позволили лететь, буянил, и 16 ноября трибунал Ленинградского военного округа приговорил его к лишению свободы на год со строгой изоляцией без поражения в правах.

Отсидел Валерий четыре с половиной месяца, потом был безработным, а в 1926 году его возвратили в РККА, в его же эскадрилью. Он прекрасно летал. Летом 1927 года в Липецке, где учились тогда и немцы, Чкалов занял первое место в показательных полетах. Но он не был воздушным акробатом, как его лучший друг Александр Анисимов. Чкалов всегда был исключительно самобытным авиационным мыслителем на земле и новатором в воздухе. Ему нужен был масштаб, а он с 1927 года стал всего лишь строевым командиром звена в истребительной эскадрилье Брянской авиабригады.

А Чкалов уже тогда, хотя ему было всего-то 24 года, сложился как думающий и деятельный новатор, прекрасно владеющий техникой пилотирования. С другой стороны, в Брянске он опять срывался, дерзил, пил.

И снова кончилось тюрьмой...

Осенью 1928 года Чкалов вел группу, перегоняющую самолеты из Гомеля в Брянск. На подходе к аэродрому он перешел на бреющий полет, не заметил телеграфных проводов, врезался в них и разбил машину.

Кому-то другому это обошлось бы снижением в должности или месяцем гауптвахты. А Чкалова отдали под суд, и в конце октября 1928 года он получил год тюрьмы.

То, что Чкалова посадили в камеру, знают все. Но мало кто знает, что пришел он в тюрьму 3 января 1929 года сам, без конвоя и отсидел в тюрьме ровно шестнадцать дней, а потом по телеграмме из Москвы был освобожден.

При этом за полмесяца заключения Чкалов прочел в камере с десяток книг, в том числе "Комиссары" Либединского, "Остров погибших кораблей" Беляева, "Современники" Ольги Форш и книгу об изобретателе микроскопа Левенгуке "Охотники за микробами". И ежедневно вел дневник "лишенного свободы старшего летчика Военных воздушных сил Рабоче-крестьянской Красной армии на один год Чкалова Валерия Павловича".

В этом искреннем и немного наивном (автору было 25 лет) дневнике есть точная самооценка: "Я если не подхожу по своим взглядам, то меня просто нужно убрать, и все, а не переделывать того, что уже вкоренилось глубоко в самую кровь. Я своих убеждений и взглядов менять не буду ".

Но там же есть и такие строки, которые он написал, закончив читать книгу о Левенгуке: "Человечество никогда не будет разбираться в мыслях одного человека, если этот человек не будет иметь поддержки от людей... Я слабый человек, но я сделаю себя сильным и пригодным для борьбы. Самовнушение - хорошая вещь. Итак, закалить свой организм для борьбы за жизнь...".

Чкалов имел в виду, конечно, не борьбу за существование, а борьбу за большую жизнь, в которой он сможет доказать свою правоту во взглядах на авиацию. А они уже у Чкалова тогда были.

Он писал жене в Ленинград - еще до тюрьмы: "Ты пишешь, что я сам виноват, что не получаю повышения по службе. Ты права, но ведь это зависит не от того, что я не могу работать, а от того, что я не могу делать так, чтобы это дело потом нельзя было никуда применить. Весь вопрос в разном понимании сущности дела. Отчасти и мои летные качества мешают мне в повышении. Если бы я был такой, как все, то не летал бы так, как летаю".

31 октября 1928 года, сразу после оглашения приговора, Чкалов написал кассационную жалобу в Военную коллегию Верховного суда СССР. Но это была не столько жалоба, сколько докладная записка по проблемам боевой подготовки истребительной авиации. Причем Чкалов в отличие от тогдашнего руководства ВВС мыслил верно, заглядывая более чем на десять лет вперед! Недаром мысли Чкалова о воздушном бое были записаны в записной книжке Покрышкина.

Чкалов летал так, как потом летали в войну летчики-асы, - смело, хорошо владея пилотажем на малых и средних высотах. А авиационные начальники типа начальника Управления Воздушных сил РККА Алксниса "мыслили" иначе. Так, на заседании Военного совета при наркоме обороны СССР в декабре 1935 года Алкснис говорил: "Я убежден, что в действиях в воздухе будет много похожего на действия на воде морского флота и на суше земных войск, только с той разницей, что воздушные силы имеют третье измерение, в котором можно также маневрировать, и это несколько усложняет дело...".

Заместитель Алксниса Хрипин говорил тогда же: "Оказалось, что истребители должны атаковать не сверху, а вести атаку в горизонтальной плоскости или находясь ниже нее...".

Автор знаменитой формулы времен войны "Высота-скорость-маневр-огонь!" трижды Герой Советского Союза Покрышкин, если бы слышал это, только пожал бы плечами, слушая, как Хрипин вещает далее: "...Я считаю, что в последнее время... значение воздушного боя несколько падает, и оно будет падать еще больше, поскольку встреча с воздушным противником будет еще больше затруднена...".

Это все были кадры Тухачевского, и им такие новаторы, как Чкалов, были не нужны. В Брянске его - блестящего уже тогда пилотажника - называли "авиационным чудовищем".

Но надо сказать, что Чкалов конца двадцатых годов - это еще не настоящий Чкалов. Он часто был недисциплинирован в самом обычном смысле этого слова, срывался в разговорах, по-прежнему злоупотреблял спиртным.

Так что, на мой взгляд, хотя наказание Чкалова формально и близко не соответствовало тяжести его вины, полмесяца тюрьмы и последующая демобилизация из армии пошли ему на пользу. Он ведь и сам сказал: "Надо закалить свой организм для борьбы за жизнь".

А закалка - процесс не очень приятный, однако необходимый. Да, если бы Чкалов в тюрьме задержался, могло бы быть плохо. Он тогда мог бы и сломаться - с его горячей и искренней натурой. Но горя он хлебнул не досыта, а в меру. Как раз настолько, чтобы закалиться и научиться работать над собой.

Далее было так...

1929-1930 гг. - летчик-инструктор Ленинградского авиационного клуба Общества друзей воздушного флота (ОДВФ).

С 1930 по 1933 год - летчик-испытатель НИИ ВВС.

НИИ ВВС - это элита военных летчиков-испытателей. Там Чкалов познакомился с Александром Фроловичем Анисимовым и Георгием Филипповичем Байдуковым. Всего Чкалов испытал в НИИ ВВС и в КБ Поликарпова более 70 типов самолетов, среди которых был такой этапный истребитель, как И-16.

Чкалов разработал и ряд фигур высшего пилотажа, в том числе входящий штопор, замедленная бочка.

Но 23 апреля 1933 года Чкалова в третий раз уволили из армии - якобы за недисциплинированность. Он тогда еще срывался, это было, но еще более Чкалов был неудобен. Даже в НИИ ВВС.

И тут директор авиазавода №39 имени Менжинского пригласил Чкалова заводским испытателем - испытывать новые самолеты Николая Николаевича Поликарпова.

Думаю, уже на этом прежний Чкалов кончился - он получил дело по душе и по масштабу. У Поликарпова Чкалов провел ряд выдающихся испытаний и именно поэтому был после авиационного парада 1 мая 1935 года представлен Ворошиловым и Орджоникидзе Сталину.

Тогда Сталин и произнес свои знаменитые слова: "Ваша жизнь дороже нам любой машины".

И вот тут, как я понимаю, в считанные дни произошло полное становление Чкалова как фигуры государственного масштаба. Он попал в поле зрения Сталина. А для талантливого и преданного делу человека это значило все! Держава Сталина и создана была, и держалась как раз самобытными и смелыми талантами.

5 мая 1935 года Поликарпова и Чкалова наградили орденом Ленина, и о Чкалове узнала вся страна: фото стоящих рядом Сталина и Чкалова опубликовала "Правда".

Чкалов наконец окончательно вышел на большую дорогу.

С 1935 года его включают в правительственные комиссии. 7-8 июня 1936 года он принимает участие в совещании с участием Сталина по вопросам ВВС, куда из летчиков пригласили Громова, Владимира Коккинаки и Чкалова.

Он выступал там блестяще и глубоко. Речь шла об авариях, и Чкалов заявил: "Аварийность в воздушном флоте, я считаю, происходит за счет только руководства". И подкрепил заявление точным обратным примером: в Воронежской бригаде Соколова за четыре года нет ни одной аварии, потому что комбриг Соколов за эти годы провел 1800 проверок, из них 800 - ночью и каждого своего подчиненного проверял 10 раз.

Это в присутствии главы государства говорил уже не бывший бузотер, а зрелый государственный человек! Командованию ВВС такие речи нравиться, конечно, не могли, но...

Во-первых, Чкалов уже не был военным.

А главное - он говорил это в присутствии Сталина, а Сталин правду только поощрял, если это была правда.

С 20 по 22 июля 1936 года Чкалов совершает беспосадочный перелет Москва-остров Удд, со вторым пилотом Байдуковым и штурманом Беляковым.

18-20 июня 1937 года: эпохальный перелет Москва-Северный полюс-Ванкувер (США). К Чкалову приходит не просто всемирная, а оглушительно всемирная известность, тем более что он вполне ей соответствует.

Он - Герой Советского Союза, депутат Верховного Совета СССР. Ему присваивают воинское звание комбриг.

Можно считать документально установленным, что Сталин после этого упорно "сватал" Чкалова на партийно-государственную работу.

Что же это было за предложение? Сегодня известно, что Сталин предлагал Чкалову пост наркома внутренних дел. Однако на этом факте начинают выстраивать безответственную ложь: мол, Чкалова убрал Берия, опасавшийся конкурента.

Верхом исторической глухоты стала, однако, версия о том, что Чкалова якобы "убрали" по личному распоряжению Сталина... Мол, "тиран" понял, что Чкалов не будет делать то, что ему "приказано". Боясь оппозиции популярного летчика, Сталин-де приказал отправить его в полет на крайне "сыром" опытном самолете конструктора Поликарпова... И этим якобы запрограммировал гибель Чкалова...

Впрочем, светлой памяти Валерия Павловича вся эта недостойная возня вокруг его имени не касается. Он был человеком, далеким от интриг, грязи, моральной некондиционности. Да, он, и высоко взлетев, не чурался чарки, но он был человеком химически чистого благородства... Такие не зазнаются, не портятся и не перерождаются. Слишком уж они цельны...

Что же до якобы "попыток" Сталина и заодно Лаврентия Павловича Берии, то на деле все было так...

В первый полет на новом истребителе Поликарпова Чкалов должен был уйти 12 декабря 1938 года. Опытный самолет И-180-1 с новым мощным двигателем М-88 имел к тому дню уйму мелких и крупных дефектов как по планеру, так и по двигателю. Впрочем, на "фирме" Поликарпова этим особо обеспокоены не были. Николай Николаевич Поликарпов остался в истории советского самолетостроения фигурой заслуженно крупной и значимой. Однако по ряду свидетельств - весьма, правда, глухих - наличие заранее известных дефектов в новом самолете было для него нормой: он довольно спокойно относился к таким вещам, считая, что все можно устранять в процессе испытаний - по мере проявления конструкторских и технологических просчетов.

Соответственно относился Поликарпов и к риску летчика-испытателя - на то, мол, он и испытатель, чтобы испытывать не только опытные самолеты, но и судьбу. Справедливости ради надо признать, что тогда так на дело смотрели многие, включая самих летчиков. Достаточно вспомнить самоэпитафию американского испытателя Джимми Коллинза, впоследствии погибшего в сложном испытательном полете. Предисловие к его книге, изданной в СССР, написал Чкалов, отметив: "В нашей стране он мог бы жить и жить...".

Впрочем, в истории со скоростным истребителем Поликарпова есть немало неясностей... В 20-е годы КБ Поликарпова сделало очень хорошую для тех лет машину ДИ-1. Однако на испытаниях произошла досадная катастрофа из-за недостаточной прочности крыла. После этого к прочности планера у Поликарпова стали относиться даже чересчур внимательно, изначально "перетяжеляя" его и постепенно облегчая уже по результатам статических наземных и летных испытаний. И теперь в том, что, грубо говоря, хвост у его создания в полете не отломится, Николай Николаевич был уверен.

Тем не менее после того как КБ Поликарпова начало делать перспективный скоростной истребитель с мотором воздушного охлаждения, аварии опытных самолетов у Поликарпова стали частыми, а порой бывали и катастрофы. Разбился Томас Сузи на И-180-2 в 1939 году... Разбился Степанчонок на истребителе И-185 в 1942-м... Последняя трагедия, как пишут, была случайной... Но слишком уж много подобных "случайностей" происходило именно с машинами Поликарпова.

Конечно, беспокоясь о планере, на недостатки двигателя в его КБ обращали внимания меньше, но вряд ли дело было только в этом... У Поликарпова к концу тридцатых годов набралось немало прямых завистников, радеющих не столько об успехах советской авиации, сколько о том, как занять выгодное место в ней, а то и хуже - как ей навредить.

Сталин Поликарпова ценил, а об интригах знал. Однако и он не всегда был тут всесилен - в авиационной промышленности хватало клановости.

Не потому ли и разбились Сузи и Степанчонок, что их гибель привела также к гибели проекта скоростного истребителя в "поликарповском" исполнении, то есть с двигателем воздушного охлаждения? Немцы эту идею реализовали лишь к 1943 году - на новейшем истребителе Фокке-Вульф-190. И именно ФВ-190 стал тактической новинкой люфтваффе в Курской битве.

Поликарпов же мог сделать скоростной истребитель с двигателем воздушного охлаждения значительно раньше - он ведь вел эту линию у себя в КБ вполне последовательно, создав в своем роде шедевр - И-16.

В ходе войны такой самолет создали уже в КБ Лавочкина - знаменитый Ла-5. Однако он был готов лишь к Курской битве...

Что ж, лучше поздно, чем никогда.

А первым разбился Чкалов - он очень хотел помочь Поликарпову побыстрее "застолбить" в правительстве новый перспективный истребитель и сознательно шел на большой риск. И Поликарпов, хотя тоже по-своему очень рисковал, на многое закрывал глаза...

Берия же, наоборот, держал глаза как раз открытыми. Накануне первого вылета 12 декабря 1938 года он получил "сигнал" о том, что Чкалова хотят выпустить в полет, угрожающий ему гибелью. И Берия тут же - в реальном масштабе времени - добился решения правительства на запрет вылета. В той ситуации слово "правительство" было синонимом имени "Сталин"...

Вот почему 12 декабря 1938 года Чкалов лишь рулил по взлетной полосе, отрывая от нее хвост. Потом лопнула тяга управления дросселем, и самолет отправили в цех на доработку.

А 15-го Поликарпов настоял на вылете - поджимали сроки, он мог упустить базовый серийный завод и т.п.

Берия же и Сталин были тут ни при чем... Могли ли они предполагать, что после первого формального запрета в конструкторском бюро и на опытном заводе посмеют рисковать летчиком, не устранив все уже известные недочеты?

Сознательно сажая летчика в недоведенный до минимальной летной кондиции самолет, да еще и с двигателем, чувствительным к перегреву, Поликарпов ответственен за гибель Чкалова в первую голову. Однако не забудем и о тех скрытых интриганах, которые создавали вокруг работы КБ Поликарпова особо нервозный фон... Не забудем также о весьма возможном особо тонком прямом вредительстве...

Пожалуй, понимая это, ни Берия, ни Сталин "крови" Поликарпова не возжелали, как этого кое-кому хотелось.

Говорить о вине самого Чкалова не приходится - летчика и так строго судит воздух. Но зато можно, да и нужно говорить о готовности Чкалова чуть ли не к самопожертвованию. Он очень хотел помочь КБ и его главному конструктору. Может быть, стоило хотеть этого менее сильно, но таким уж был характер у нашего героя, не любившего отступать даже перед угрозой, а не то что перед угрозой угрозы.

В целом же в одно сложилось несколько случайностей: ведь Чкалову не хватило пяти секунд и десятка метров...

Не только в авиации секунда иногда отделяет жизнь от смерти, хотя в авиации - даже поршневой - у секунды особая цена, нехватка нескольких секунд - это не только просчет, но и судьба...

К другим коллегам Чкалова, летавшим в тот день, она была милостива.

К Валерию Павловичу - нет.

Что происходило в тот день?

15 декабря 1938 года Чкалов впервые поднял в воздух с Центрального аэродрома новейший опытный истребитель Поликарпова И-180-1.

Кумачово красный самолет был немного похож на уже устаревший после испанских боев И-16, однако расчетная скорость была далеко не "ишачковой" - более 550 километров в час. Тогда это было много, а предназначался И-180 для той сотни с лишним тысяч новых летчиков, которых должен был в ближайшие годы дать стране комсомол.

Мороз 15 декабря был 24 градуса у земли, значит, на высоте - еще больше. И вылетавший до Чкалова младший из братьев Коккинаки, Константин, еле вытянул машину с глохнувшим двигателем на родной аэродром.

- Как воздух, Костя? - поинтересовался уже затянутый в полетные меха Валерий.

- Хреново, Валерий Палыч, - устало махнул рукой Коккинаки и сокрушенно покачал головой, украшенной буйной рыжей шевелюрой. - Не лететь бы вам, мотор глохнет на высоте...

- Надо лететь, Костя, а то и до Нового года ничего не успеем, - отозвался Чкалов, направляясь к машине, возле которой уже стояли люди и среди них сам Поликарпов...

После взлета самолет круто ушел вверх - хотя и первый полет, но Чкалов сразу решил проверить его пилотажные качества, и машина ему понравилась. А в воздух на ильюшинском "ЦКБ" ушел уже старший Коккинаки, Владимир, с которым Валерий дружил.

Валерий отыскал в зоне тупорылый профиль, сблизился, покачал крыльями и, когда "Волька" Коккинаки посмотрел на него, показал оттопыренный вверх большой палец левой руки.

Пора было садиться, тем более что мотор начал "сбоить", явно переохладившись. Заходя на посадку, Валерий волей-неволей сбросил обороты, и вот тут движок "обрезало" полностью.

Разговор Чкалова с младшим Коккинаки я передаю так, как он запомнился мне из рассказа самого Константина Константиновича, который приезжал к нам в Харьковский ордена Ленина авиационный институт им. Н.Е. Жуковского. Это обаятельнейший, широкой души человек, недополучивший, надо сказать, известности, возможно, чуть заслоненный своим более знаменитым братом. А ведь заслуженный летчик-испытатель СССР, Герой Советского Союза полковник К.К. Коккинаки после гибели Степана Супруна, командира одного их двух полков, сформированных из испытателей в начале войны по его инициативе, командовал этим особым, исключительным полком (вторым командовал Стефановский), позднее испытывал сверхзвуковые истребители уже в формально пенсионном возрасте.

Так вот, удостоившись личных впечатлений лишь от двух испытателей - кроме Константина Константиновича, я имел удовольствие слушать еще и заслуженного летчика-испытателя СССР, Героя Советского Союза полковника Юрия Александровича Антипова - я понимаю, почему Сталин подумывал поручить НКВД одному из самых ярких своих "соколов"...

Очень уж это было выдающееся и способное на многое племя - пилоты страны Советов, уверенно ставшей в конце тридцатых годов "на крыло"... А Чкалов был не просто одним из лучших. Он был лучшим, потому что жил по принципу: "Если быть, так первым!".

Сама же сталинская идея о наркоме внутренних дел Чкалове лишний раз убеждает в великом гуманизме Сталина. Лишь стремясь к чистоте рук в борьбе с классовым врагом, можно было желать для себя такого соратника, как Чкалов.

Чкалов погиб в 34 года - всего-то, но к моменту гибели он так прочно уже вошел в жизнь России, что по сей день присутствует в душе ее истинных сынов как свой, хорошо и душевно знакомый человек.

 

Дайджест прессы за 10 декабря 2008 года | Дайджест публикаций за 10 декабря 2008 года
Авторские права на данный материал принадлежат газете «Военно-промышленный курьер». Цель включения данного материала в дайджест - сбор максимального количества публикаций в СМИ и сообщений компаний по авиационной тематике. Агентство «АвиаПорт» не гарантирует достоверность, точность, полноту и качество данного материала.
Связи: М-201, Государственное Машиностроительное Конструкторское бюро "ВЫМПЕЛ" имени И.И.Торопова, Д-41, Авиатика-900, Пони, Т-401, Новатор (в процессе тестирования)