Источник: газета «Красная звезда»
Автор: Владимир Козин, государственный советник Российской Федерации 2-го класса, кандидат исторических наук
Опубликовано: 12.12.2008, 08:38

Анахронизм "холодной войны"

Ядерное оружие США в Европе


Говоря о вызовах и угрозах европейской безопасности, нельзя не напомнить, что сегодня на территории Старого Света находятся около 500 американских ядерных боезарядов, относящихся по российской классификации к тактическому ядерному оружию (ТЯО), а по натовской - к "нестратегическим" или "субстратегическим" ядерным средствам. Они появились на континенте в годы "холодной войны" и представляли собой оснащенные ядерными боезарядами оперативно-тактические и тактические ракеты, гравитационные авиабомбы, артиллерийские снаряды, а также специальные фугасы, размещавшиеся на границе между тогдашними ФРГ и ГДР. В настоящее время к этим средствам относятся только авиабомбы свободного падения для использования нестратегическими ВВС, а с учетом терминологических определений советско-американского Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности 1987 года - ядерные средства, которые могут быть доставлены к цели на расстояние до 500 км.

Довольно часто тактическое ядерное оружие, находящееся в Западной Европе, называют еще ядерными средствами "двойного подчинения". На практике это означает, что, с одной стороны, они являются собственностью США как страны-производителя и в мирное время полностью находятся под их военно-политическим контролем. С другой стороны, примерно 180 единиц, или 36 процентов от общего количества ядерных боезарядов тактического назначения, могут быть переданы в военное время в распоряжение высшего руководства пяти западноевропейских стран - членов НАТО, на территории которых они в настоящее время складированы: Бельгии, Великобритании, Италии, Нидерландов и Турции.

Существует серьезная опасность появления ТЯО и на территории других стран НАТО, в том числе новобранцев альянса. Это подтверждают и ключевые военно-стратегические установки НАТО, и его военно-технические потенциалы в виде авиационных средств доставки таких видов вооружений, и перманентно расширяющаяся наземная тыловая инфраструктура альянса. Так, согласно статье 5 Вашингтонского договора о создании НАТО, касающейся коллективной военной взаимопомощи государств, входящих в союз, руководство блока может просто обязать любого нового члена альянса принять ядерное оружие, ссылаясь на необходимость укрепления международной безопасности и сохранения "трансатлантической солидарности".

Принятая на апрельском саммите НАТО в Вашингтоне в 1999 году "Стратегическая концепция" альянса также не оставляет никакого сомнения в том, что новые члены блока будут призваны нести одинаковое "бремя ответственности", вытекающей из его ядерной политики. В параграфе 63 этого документа, в частности, записано: "Надежная ядерная политика альянса... продолжает требовать широкого участия европейских союзников в коллективном оборонном планировании ядерных функций путем размещения в мирное время на их территории ядерных сил на основании достижения договоренностей об управлении, контроле и консультативных механизмах". И далее: "Ядерные силы, базирующиеся в Европе и приданные НАТО, обеспечивают существенную политическую и военную связь между европейскими и североамериканскими участниками альянса. В этой связи альянс будет сохранять адекватные ядерные силы в Европе. Эти силы должны будут иметь необходимые характеристики, соответствующую гибкость и выживаемость..."

Документы группы ядерного планирования НАТО, определяющей ядерную политику блока, также свидетельствуют о вероятности появления ТЯО на территории натовских "новичков". Так, заявление, сделанное по итогам работы заседания группы в июне 2007 года, не только повторяет приведенную выше формулировку из "Стратегической концепции" блока 1999 года. Оно прямо ставит перед американско-натовскими тактическими ядерными средствами в Европе задачу "обеспечить потребности ядерного сдерживания в XXI веке", рассматривая их в качестве "существенной военно-политической связки между европейскими и североамериканскими членами альянса".

По мнению уходящей с политической арены администрации Джорджа Буша, ТЯО "двойного подчинения", равно как и средства его доставки, должны постоянно модернизироваться. Причем либо за счет продления срока службы находящихся на вооружении ядерных авиабомб В61 различных модификаций (В61-3, В61-4 и В61-10) мощностью 170 килотонн, либо путем их замены после 2015 года и даже ранее на "надежные заменяемые ядерные боезаряды" типа RRW.

Нельзя не видеть, что в то же время страны НАТО постоянно совершенствуют авиационные средства доставки ТЯО - единственный вид военной техники, способный в нынешних условиях выполнять подобные задачи. К ним относятся самолеты F-15Е и F-16 С/D (CША), F-16 (Бельгия, Нидерланды и Турция), а также РА-200 Tornado (ФРГ и Италия), которые могут использовать многие аэродромы союзников по НАТО, в том числе в Польше и государствах Балтии. Под доставку авиабомб с ядерными боезарядами также может быть приспособлен перспективный натовский самолет Eurofighter.

Натовская авиация уже активно осваивает в этих целях территорию Польши после ее вхождения в блок в 1999 году. А с 2004 года боевые самолеты ряда стран Североатлантического союза на периодической основе и, как сказано, "с целью контролирования воздушного пространства стран Балтии" стали появляться в Литве на бывшей советской военно-воздушной базе "Зокняй", что под Шяуляем. США получили доступ и к военно-воздушным базам на территории Болгарии и Румынии после их вхождения в НАТО в 2004 году. В скором времени боевые самолеты Североатлантического альянса смогут, как объявил в октябре этого года командующий ВВС Эстонии Валерий Саар, "прописаться" и на военном аэродроме в эстонском Эмари, который сейчас активно реконструируется. По предварительным данным, полная модернизация этой военно-воздушной базы под натовские стандарты завершится в 2012 году, а первые боевые и транспортные самолеты США и их союзников по блоку начнут приземляться на ней уже в 2011 году.

Нет никакой уверенности и в том, что ТЯО США морского базирования было полностью снято с американских надводных кораблей УРО и ударных подводных лодок, как это было объявлено Вашингтоном в 1991 году. США напрочь отказались от инициатив, исходивших от Советского Союза и Российской Федерации и направленных на решение этой проблемы. Все без исключения американские администрации неизменно торпедировали выдвигавшиеся в разное время предложения о провозглашении районов Центральной и Северной Европы, а также акватории Балтийского моря вместе с прибрежными государствами в качестве зон, свободных от ядерного оружия, в том числе тактического.

Продолжающееся сохранение американского ТЯО в ряде стран Европы - причем неважно, находится ли оно в "двойном" или в "единственном подчинении", - является анахронизмом времен "холодной войны". В условиях, когда США не отказались от применения любых видов ядерного оружия в первом "превентивном" и "упреждающем" ударе, опасная роль и значение американских тактических ядерных средств, до сих пор размещенных на европейском континенте, становится более чем деструктивной.

Применительно к нашей стране они вообще являются стратегическими средствами (если абстрагироваться от терминологического определения Договора по РСМД), поскольку способны решать стратегические задачи. Тем более что потенциальное использование этих средств планируется в тесной увязке и с американскими стратегическими наступательными вооружениями, и с новыми элементами системы ПРО, которые США намереваются развернуть на территории Польши и Чехии. Российское же ТЯО никак не угрожает безопасности США - это хорошо знают в Белом доме и Пентагоне. Что же касается их размещения в европейской части России, то оно необходимо в качестве фактора сдерживания огромного количества вооружений, которым располагает НАТО.

Наличие американских тактических ядерных средств на европейском континенте является также грубым нарушением ряда конкретных положений Договора о нераспространении ядерного оружия. Как известно, он запрещает ядерным государствам размещение и передачу ядерного оружия неядерным странам (статья 1), а последним запрещает принимать такое оружие прямо или косвенно (статья 2). В этой связи непонятна логика всех четырех неядерных стран, причастных к наличию американских арсеналов ТЯО в Европе, а также Великобритании, которые, будучи участниками ДНЯО, выступают против распространения ядерного оружия в мире и упоминают в данном контексте Иран и Северную Корею, но сами хранят его на своей территории.

Избранный президентом США Барак Обама в своей предвыборной программе по проблематике контроля над вооружениями, опубликованной в журнале "Армс контрол тудэй", высказался за то, чтобы "США и Россия вышли "на реальные и поддающиеся проверке сокращения всех видов принадлежащих им ядерных вооружений. Как оперативно развернутых, так и оперативно неразвернутых, будь то стратегических или нестратегических". Интересно, насколько эти обещания будут соответствовать конкретным делам 44-го президента Соединенных Штатов.

Если он будет последовательным в своих действиях, то наиболее радикальным способом решения проблемы ТЯО представляется конечно же метод достижения "полного глобального нуля", то есть поэтапной ликвидации и этого класса ядерных вооружений везде и повсюду. При этом будет вполне логичным, если сначала Вашингтон в духе доброй воли проявит одностороннюю инициативу - вывезет все свои тактические ядерные арсеналы из Европы до их полной ликвидации, откажется размещать ТЯО за пределами национальной территории и отойдет от практики "союзнического управления" такими видами вооружений.

Представляется, что без урегулирования проблемы размещения американского ТЯО в Европе России не следовало бы стремиться к заключению новой договоренности с США о дальнейшем сокращении стратегических наступательных потенциалов, поскольку возможное понижение потолков СНВ объективно повысит роль ТЯО в ядерном уравнении между двумя странами в пользу Вашингтона.

Было бы также правильным, если бы на более позднем этапе Россия, США и другие государства, располагающие тактическими ядерными средствами, одновременно приняли на себя обязательства не производить ТЯО в будущем, начиная с какой-то согласованной даты, скажем, с 2015 года, впоследствии перейдя к фазе его полной ликвидации.

Самостоятельное решение проблемы ТЯО в Европе, то есть отдельно от последующих сокращений стратегических наступательных вооружений, или в рамках "пакетного решения", то есть параллельно с последующим сокращением СНВ и ограничением стратегических систем ПРО национальными рубежами, в одинаковой степени могло бы привести к позитивному результату. Но для этого США не на словах, а на деле должны стремиться к практическому ведению соответствующих переговоров с Россией на основе принципов равенства и одинаковой безопасности, а также исходя из интересов сохранения перманентной стратегической стабильности в глобальном масштабе.

 

Дайджест прессы за 12 декабря 2008 года | Дайджест публикаций за 12 декабря 2008 года
Авторские права на данный материал принадлежат газете «Красная звезда». Цель включения данного материала в дайджест - сбор максимального количества публикаций в СМИ и сообщений компаний по авиационной тематике. Агентство «АвиаПорт» не гарантирует достоверность, точность, полноту и качество данного материала.