Опубликовано: 14.12.2011, 18:18
 

К Ан-148 присасывается паразит


Пока авиакомпания "Полет" осваивает новый для себя лайнер Ан-148 производства Воронежского акционерного самолетостроительного общества (ВАСО), к авиазаводу подбираются коммерсанты, мечтающие растащить по углам знаменитое предприятие.

"Антонов" в "Полете"

Регулярно, чаще по выходным, в аэропорту "Воронеж" на ВПП выруливает учебно-боевой L-39. Издалека его трудно отличить от истребителя. А служащие аэропорта так и говорят: "Карпов опять на своем истребителе на взлет пошел". Есть у генерального директора воронежской авиакомпании "Полет" Анатолия Карпова слабость к небу:

- Летаю для души, отрываюсь в свободное от работы время. Но собираемся сделать летную школу. Для себя - государство-то не справляется, не готовит пилотов.

А вот авиакомпания "Полет" уже не для души - это серьезный бизнес. 1200 работников, ожидается, что перевезут в этом году 300 тыс. пассажиров, в полтора раза больше, чем в прошлом. С января по ноябрь - более 44 тыс. тонн грузов. Стали, как выразился Карпов, крупными налогоплательщиками:

- Это уже ярмо, тяжелая ноша.

В прошлом году "Полет" дал местному аэропорту 87% дохода. Также "Полет" стал второй отечественной авиакомпанией, взявшей на вооружение Ан-148. Элемент патриотизма или здоровый рыночный прагматизм? Анатолий Карпов, как оказалось, все же бизнесмен:

- Российский Ан-148 не уступает зарубежным одноклассникам. Отличная логистика с запчастями - завод рядом. То, что боинги или эрбасы не ломаются - миф. Любая техника требует ухода, соблюдения правил и норм эксплуатации. Когда с ней на "Вы", то она и отвечает взаимностью. С иномарками мы уже намучались с запчастями - дорого, да и у таможни "брать добро" хлопотно. У нас опцион на 10 машин, две уже получили. Осваиваем, готовим экипажи. Наземная подготовка, тренажеры "отлетали", инструкторов с Украины пригласили. Отправили за миллион 200 тысяч рублей в Питер двух своих пилотов для получения инструкторских допусков.

С заводского аэродрома до областной воздушной гавани, месту постоянной приписки Ан-148, семь минут полета. Летчик-испытатель ГОСНИИГА получил за перегон первой машины 100 тыс. рублей. Так что освоение новой техники - дело затратное. А положительная рентабельность того же Ан-148 начинается с 250 часов налета в месяц. Анатолий Карпов, конечно, в курсе, что в авиакомпании "Россия" один из бортов уже перешагнул за 400 часов налета в месяц, цифру фантастическую для ближнемагистрального лайнера:

- Нам говорить об экономике Ан-148 пока рано - летаем на короткой дистанции Воронеж - Москва, взлет-посадка, тренируем экипажи. Начнем осваивать Европу и Азию, тогда и займемся анализом. Есть опыт - у "Русланов" нашей авиакомпании расход топлива может быть от 6 до 16 тонн в час - какой эшелон, скорость, загрузка. Оказывается, немаловажно и то, за что платить экипажу: за часы или километры. С почасовой оплатой что вышло? Вот пример: рейс Воронеж - Москва, 500 км. Можешь за час долететь и еще в зоне ожидания провисеть, получится все полтора часа. Пилоты перестали просить спрямленные маршруты, начали придумывать грозы, которые надо обходить, летали "чем медленнее, тем для кошелька приятнее". На грани сваливания, чтобы больше часов выходило. Посчитали - 25% ресурса самолета теряем. Стали платить за километры - сразу и ветер попутный, и грозы на пути исчезли.

- Почему не сделать, как в Африке, там за посадку экипажам платят?

- Тогда летчики будут до Камчатки по семь посадок делать.

ИФК и ВАСО - неравный брак

В 1999 г. ВАСО получило кредит в Сбербанке. Производства практически нет, деньги съели. Банк, естественно, включил счетчик. И тут возник миллиардер Александр Лебедев, который заявил, что будет спасать отечественное авиастроение. Его "Ильюшин Финанс Ко" (ИФК) входит на ВАСО, выкупает у Сбербанка все долги и начинает управлять процессом. Понятно, что рулил здесь не сам банкир, а генеральный директор ИФК Александр Рубцов. Сейчас Лебедев и вовсе пытается избавиться от своей доли в ИФК.

Первые Ан-148 дотировались из бюджета ОАК. Коммерческие самолеты подгонялись под цену, которую за них готов платить покупатель, что устраивало ИФК, - деньги лизинговой компании исправно возвращались. Сейчас задача усложнилась.

Руководство ОАК предложило лизинговой компании отойти в сторону и не мешать работе госкорпорации с заводом. Позже Объединенную авиастроительную корпорацию возглавил Михаил Погосян, которому лизинговая компания ИФК оказалась совершенно неинтересна. По его словам, он и без "Ильюшин Финанс" сможет самолеты продавать. Сейчас ИФК делает отчаянную попытку спасти свои бизнес и влияние. Или урвать хотя бы кусок.

Золотые тормоза

Монополизм отечественных производителей запчастей стал уже нарицательным - дерут с потребителей три шкуры. Следовательно, эти деньги приходится закладывать в стоимость перевозки, что бьет по рентабельности самолета. Например, замена тормозных дисков. Это такой же расходный материал, как и тормозные колодки в автомобиле. Хочешь, не хочешь - меняй. И вот парадокс - за комплект тормозов на Ил-96-400 (у "Полета" три таких машины) Балашихинский литейно-механический завод просит 15 млн. рублей. А для тяжеловоза Ан-124 "Руслан" один комплект стоит на треть дешевле - около 10 млн. рублей. Только у "Руслана" в шасси 24 колеса (20 оснащены тормозами), а у Ила - всего 10. Где логика?

Карпов считает, что кивать на рыночные отношения здесь бесполезно, наводить порядок должно правительство, Минпромторг и ОАК. Но мое мнение - проблемой должно заняться и антимонопольное ведомство. Цены на комплектующие, цепочки посредников, загоняют стоимость российской авиатехники в заоблачную высь, и в результате выходит, что самолет трудно продать. В авиакомпаниях дураков нет, считать сегодня умеют все. Поэтому добровольная, без принуждения сверху, покупка "Полетом" отечественных лайнеров сродни подвижничеству. Контракты по первым двум машинам подписывали на 18,5 млн. долл. за каждую, а купили уже по 26. И это далеко не предел, авиазавод себе в убыток работать не будет. А на вторичном рынке 50-местный канадский CRJ-200 "в хорошем состоянии" 10 лет от роду стоит 7 млн. долларов. Вот их-то в Россию и везут - эти самолеты прямые конкуренты воронежских и самарских лайнеров.

Летчики для АН-148

В рамках ОАК за создание тренажера самолета Ан-148 отвечала лизинговая компания "Ильюшин финанс Ко". Проспали! У авиакомпаний море проблем - приходилось вывозить в Киев десятки экипажей. Там есть пилотажный стенд, на котором конструкторы отрабатывали математическую модель управления самолетом. Но этот стенд назвать тренажером для обучения летчиков язык не поворачивается.

Лайнеры летают, а полноценный тренажер для новой машины появился только в этом году.

Убытки направо, доходы налево

Президент "Ильюшин Финанс Ко" Александр Рубцов любит демонстрировать портфель и утверждать, что там у него сотни заказов на Ан-148 и Ан-158. Оказывается, привирает. Он называет заказами ни к чему не обязывающие протоколы о намерениях и соглашения о сотрудничестве, поясняет генеральный директор Воронежского акционерного самолетостроительного общества (ВАСО) Виталий Зубарев:

- Твердый заказ у нас сегодня единственный - с авиакомпанией "Полет" на 10 самолетов. Две машины поставлены авиакомпании и летают, третья стоит у кромки летного поля заводского аэродрома и ждет, когда за нее перечислят деньги.

Самолеты с англоязычной кабиной, что построили на ВАСО для Мьянмы, оказались невостребованы, тоже готов забрать "Полет". Пилоты авиакомпании возят пассажиров на импортных СААБ-2000 и СААБ-340, им иностранная индикация в кабине - дело привычное. Останется добавить несколько приборов, опознаватель "свой-чужой", без которого у нас летать нельзя. Получается, у "Полета" есть шанс получить в ближайшее время сразу три машины. Но тут тоже не все просто - цена самолета стала кусаться.

Контракт, подписанный с ИФК еще на шесть самолетов, ОАК не одобрила, и Зубарев с руководством госкорпорации солидарен:

- Первые шесть машин для "Авиакомпании Россия" ИФК получила по дармовой цене, в районе 21 миллиона долларов. Нам, производству, они обошлись более чем в 30 миллионов. Не осталось ни на "труд", ни на налоги. Это ненормально.

Очередь за Ан-148 выстраивается, когда "Ильюшин Финанс Ко" устами Рубцова объявляет цену "ниже плинтуса". Что делать? Самый простой вариант - дотировать авиастроительную отрасль. Как это незаметно происходит в США и Европе.

Еще один путь - минимизировать накладные расходы. Но любые реорганизации тянут солидные средства. Брать взаймы - эти деньги опять лягут на себестоимость самолетов. Нужна оптимизация производственных площадей, их перекомпоновка, более совершенная логистика внутри завода. Потребуется снимать оснастку, станки. Негативный опыт есть - 4 программируемых станка, они работали в цехе за пределами заводской территории, демонтировали, перевезли на ВАСО. Запустились только два. То ли при демонтаже напортачили, то ли при перевозке электронные мозги встряхнули так, что включаться они уже не пожелали. Ремонтники приехали - "Это надо менять, это тоже…" С учетом перевозки и ремонта - огромные деньги потеряны.

Попутно на ВАСО избавляются от лишних людей, не участвующих в создании материальных ценностей. Было 10 500 человек, стало 7 тысяч. Можно дальше прессовать и ужиматься? Надо знать подо что.

Отсюда зародилась идея Рубцова - "Что мучаемся? Здесь все не так - помещения, отопление, свет. Давайте-ка построим три новых корпуса по 12 тыс. кв. метров. Все будет технологично - Национальный институт авиационных технологий (НИАТ) гарантирует". И тут Зубарев не выдержал:

- Это вы себе эти три корпуса построите. И на это деньги у Внешэкономбанка возьмете. А где берете агрегаты? - "У тебя". А кто самолеты собирать будет? - "Твои". Так я еще и без людей останусь? А полосу кому оставляете? - "ВАСО". Считаем: три самолета в месяц, 36 полетов сделать надо, два в день. А завод должен в вложить в полосу 4,5 миллиарда рублей, сделать капремонт. Закладывайте эти деньги в бизнес-план, Александр Иванович. "Нет-нет, это бизнес-план не выдержит".

По сути дела, ИФК собирается при заводе создать малозатратную конторку-прокладку. Вся низкорентабельная, но необходимая для строительства самолетов часть останется ВАСО, а ИФК будет собирать и продавать новехонькие лайнеры.

Нормальный вариант решения - вложить в ВАСО деньги, для того чтобы развить и модернизировать производство, выйти на 36 самолето-комплектов в год. И пусть персонал, необходимый для финишной сборки авиалайнеров, переходит потом в эти три новых корпуса, принадлежащих ИФК. Просто на заводе должны знать, за что и за какие деньги будут обучать и удерживать работников. Иначе через три года никакого персонала здесь не будет. Это только по телевизору легко делается: "Украинский премьер Азаров подписал соглашение об организации в Казахстане производства самолета Ан-148". Дальше дело не скоро пойдет - кадры в машиностроении решают все. А в самолетостроении тем более, в мире не существует роботизированных линий по сборке летательных аппаратов. Нужны люди, их головы, опыт и руки.

В свое время ульяновский авиазавод раздраконили на 69 юридических лиц. Потом с каким трудом все собирали назад! До сих пор в себя приходят. А ИФК фактически предлагает попилить ВАСО, намекая на его неуспешность и неэффективность.

Как же так? Два десятилетия сдавали по машине в год. Сейчас за три последних года сразу 18 самолетов - и говорят, мало. Притом что в прошлом году весь авиапром страны выдал девять гражданских авиалайнеров.

Есть позиции, где деньги не главный вопрос - нет специалистов, надо выращивать. Но в остальном дайте долгосрочную программу финансирования, и, как сказал Зубарев, "мы такого наворочаем, что через год-два завод не узнаете".

 
Ссылки по теме:
Дайджест прессы за 14 декабря 2011 года | Дайджест публикаций за 14 декабря 2011 года
Авторские права на данный материал принадлежат газете «Аргументы Недели». Цель включения данного материала в дайджест - сбор максимального количества публикаций в СМИ и сообщений компаний по авиационной тематике. Агентство «АвиаПорт» не гарантирует достоверность, точность, полноту и качество данного материала.
Связи: Элемент, Авиакомпания "Домодедовские авиалинии", Ильюшин Финанс Ко., Авиационный Комплекс имени С.В. Ильюшина, Национальный институт авиационных технологий, Балашихинский литейно-механический завод, Воронежское акционерное самолетостроительное общество, Ан-148, Ан-124-100 Руслан, Авиационная промышленность, Погосян Михаил, Объединенная авиастроительная корпорация, Ан-158, Лебедев Александр, Рубцов Александр, Зубарев Виталий, CRJ-200, Самолетостроение, Карпов Анатолий, Полет, Взлет (в процессе тестирования)