Автор: Константин Богданов
Опубликовано: 14.09.2012, 13:29
 

Красный инженер Николай Камов, конструктор "карлсонов" и "аллигаторов"


[image]

У компактных палубных "карлсонов" и тяжелых ударных "аллигаторов" сегодня небольшой юбилей. 110 лет назад, 14 сентября 1902 года, в Иркутске родился их создатель Николай Ильич Камов, советский авиаконструктор, один из корифеев отечественного вертолетостроения. Автор уникальной технологии, он создал школу проектирования вертолетов, которая даже после фактической ликвидации КБ Камова останется одной из фирменных черточек отечественного авиапрома.

Создатель вертолета

Советское авиастроение в межвоенный период ковалось энтузиастами на базисе еще имперского технического образования. Осенью 1929 года выпускник Томского технологического института Николай Камов в соавторстве с Николаем Скржинским поднимает в воздух "Красного инженера" - первый советский автожир (летательный аппарат, совмещающий в себе тянущий самолетный двигатель с традиционным ныне вертолетным винтом).

Наследник это разработки - автожир А-7 - даже успеет немного повоевать в Великую отечественную: под Москвой пять таких машин составили корректировочную эскадрилью. Причем прославились отменной надежностью и живучестью.

Но больше всего Камова интересовали вертолеты. Собственно, слово "вертолет", по одной из версий, - тоже изобретение Николая Камова. Впервые оно якобы прозвучало около 1929 года (до того эти машины именовались геликоптерами).

И вот как раз по этому поводу у Камова имелась грандиозная идея, ставшая впоследствии оригинальным признаком работ его школы проектирования. После войны он, лишенный в 1943 году завода и КБ, ухватился за создание вертолетов морской авиации - задачу нетривиальную по всем меркам.

Результат не замедлил появиться. Мелкие, страховидные Ка-8 и Ка-10 - по сути, летающие кресла на двух надувных баллонах. Неуклюжий, как гантеля, Ка-15, первый корабельный вертолет. Ка-25 - его наследник, еще один прорыв, - аварийный, неоднозначный, но эксплуатировавшийся в советском флоте широко и долго.

24 ноября 1973 года Николая Камова не стало. Ровно месяц спустя, 23 декабря, летчик-испытатель Евгений Ларюшин поднимает в воздух опытный вертолет под шифром "252" - последнюю большую работу Николая Ильича.

Под именем Ка-27 эта машина станет стандартом де-факто для корабельной авиации ВМФ СССР. Транспортно-боевой Ка-29, гражданский Ка-32 и вертолет радиолокационного дозора Ка-31 созданы на базе Ка-27.

Веники фирмы

Все эти машины объединены фирменной камовской "соосной" технологией - они оснащались не одним винтом, а сразу двумя, вращающимися параллельно друг другу в противоположном направлении. Такая схема компактна с точки зрения размещения силовых приводов и не требует подруливающего устройства, как на машинах классических форм (вспомните длинные милевские машины с огромными хвостовыми балками).

Соосный винт изобретали и внедряли в опытные образцы техники неоднократно. Однако в промышленной серии он - общепризнанное ноу-хау Камова, отлично подошедшее палубным машинам авиации ВМФ, для которых критичны габаритные размеры винтокрыла. Это решение сразу же потянул за собой целую философию вертолетного дизайна.

Поэтому камовские машины узнаются влет. Особенно палубные Ка-25 и Ка-27: короткие, плотные, похожие то ли на бочонки, то ли на картофелины, с кургузым двухкилевым хвостом и непривычно большой этажеркой соосного винта над корпусом - этакие пузатые карлсоны. И даже сухопутные вертолеты камовского КБ отличает некоторое благородное "окабанение" форм: сравните, для примера, мускулистый ударный Ка-50 с точеным силуэтом коллеги-конкурента Ми-28.

К слову, борьба с милевцами у Камова и его наследников особенно острой и не была: это вам не Монтекки и Капулетти (простите, НПО "Алмаз" и НПО "Антей") в отрасли средств ПВО. И не бесконечная грызня родственных им противоракетчиков. И не тотальная харьковско-нижнетагильская бойня в танковой промышленности, приведшая к принятию в производство трех типов основных боевых танков.

Однако понаступать друг другу на пятки случилось и вертолетным "лавкам". Болевых точек в их взаимоотношениях тоже поднакопилась. То камовцы, по словам одних, торпедировали развитие уникальной амфибии Ми-14 под предлогом того, что выкатят аналогичную по возможностям единую платформу вертолетов морской авиации: сразу палубную и базовую (чего так и не сделали).

То влезли в несвойственную им область ударных вертолетов армейской авиации - и на тебе, Ка-50 "Черная акула". Самый разрекламированный вертолет мира, удостоившийся помещения в заглавие западных компьютерных игр и даже отдельного кинофильма имени себя (сомнительных, впрочем, художественных достоинств).

Тут, правда, вмешались 1990-е, которые на 20 лет закрыли вопрос о госзакупках новых ударных машин, а то мы бы увидели лихую схватку конструкторов Ка-50 и Ми-28 за сладкий кусок пирога. Только сейчас вопрос разрешился, причем крайне экстравагантно: Министерство обороны РФ разместило крупные заказы на наследников этих вертолетов: и на Ка-52 "Аллигатор", и на Ми-28Н "Ночной охотник".

Но, так или иначе, битвы обоих КБ, реальны ли они, или в значительной степени высосаны из пальца искателями сенсаций, отныне закончены.

Аллигаторы в одной берлоге

Рядом с Московским вертолетным заводом им. Миля к востоку от Москвы, у станции Томилино, уже не первый год с железной дороги можно разглядеть растущие новые корпуса. Это - Инженерный центр корпорации "Вертолеты России", собравший под своей крышей как конструкторов фирмы Миля, так и камовских специалистов. Феодализм в отрасли предсказуемо сменился абсолютизмом.

Пересудов и толков на тему переезда обоих конкурирующих КБ была масса. Естественно, существовало две версии. Обе сводились к тому, что одну лавку топят, а вторую, наоборот, ставят "царствовати и всем владети". Отличались они друг от друга только позициями фирм, в зависимости от корпоративной приверженности автора гипотезы.

Самостоятельные вертолетные КБ в России ликвидируются, как ликвидированы и самостоятельные производственные кооперации: все заводы объединил концерн "Вертолеты России". Только вот школы технического проектирования - институт еще более консервативный, чем армия или церковь.

Поэтому, к слову, столь узнаваемы силуэты кораблей разных наций на протяжении долгих десятилетий: сразу понимаешь, кто перед тобой - квадратный надежный немец, функциональный американский минималист, элегантный британский аристократ, тонкий легкий итальянец или целеустремленный, слегка набыченный русский. И неважно, идет речь о первых броненосцах, о крейсерах Второй мировой или о ракетных кораблях "холодной войны".

С вертолетами та же история. Можно ликвидировать КБ, можно даже лишить вертолеты имени (впрочем, этого-то делать точно никто не будет: брэнды Камова и Миля сами по себе стоят немалых денег), но еще долгие десятилетия, глядя на характерную машину с двумя кругами соосных винтов, в голове у всех хоть малость сопричастных будет всплывать имя Николая Ильича Камова, без пафоса - человека, оставившего след в истории.

Да и то: ровесник XX века, он создал то, что с гарантией переживет всех нас, живущих в уже в XXI веке. Сыщется ли большая заслуга для Инженера с большой буквы?

 
Ссылки по теме:
Дайджест прессы за 14 сентября 2012 года | Дайджест публикаций за 14 сентября 2012 года
Авторские права на данный материал принадлежат информационному агентству «РИА "Новости"». Цель включения данного материала в дайджест - сбор максимального количества публикаций в СМИ и сообщений компаний по авиационной тематике. Агентство «АвиаПорт» не гарантирует достоверность, точность, полноту и качество данного материала.
Связи: Вертолеты России, Камов, Ка-52, Ка-32Т, Ка-27, Ка-50, Ми-28, Ка-31, Алмаз, Ан-32, Ми-28Н, Ан-22 (в процессе тестирования)