Опубликовано: 03.04.2018, 14:12
 

"Без наших изделий ни один самолет не летал"


Он отказался от яркой партийной карьеры в пользу хлопотной жизни производственника. В 1990 году возглавил завод "Контакт". Тогда еще никто не представлял, какое лихое время предстоит стране. Вместе с заводчанами Евгений Федотов прошел это десятилетие, в буквальном смысле отдав предприятию все, даже здоровье. Сегодня Евгений Анатольевич вспоминает все взлеты и падения.

Евгений Анатольевич Федотов

  • Родился 16 февраля 1947 года в Йошкар-Оле. С 1965 г. работал на заводе "Контакт" сборщиком, мастером, начальником бюро и цеха, секретарем парткома. С 1982 г. - второй секретарь Заводского РК КПСС, 1982-1984 - первый секретарь Ленинского РК КПСС г. Йошкар-Олы. 1984-1990 - заместитель генерального директора ПО "Контакт" Министерства электронной промышленности СССР. 1990-2002 - генеральный директор ОАО "Контакт". Сейчас пенсионер.
  • Награжден орденом "Знак Почета", заслуженный машиностроитель Республики Марий Эл.
  • Жена, две дочери, внук.

Знаю каждый болт

- Вы быстро продвигались по партийной линии, почему предпочли производство?

- На "Контакте" для меня все родное. Я на этом заводе каждый болт, каждую гайку знал, все изделия собирал лично. Завод образовался в 1964 году, я пришел туда восемнадцатилетним парнем в 1965-м. Начал слесарем и очень полюбил завод - новое предприятие, современное, созданное под нужды электронной промышленности. Основные специалисты перешли с ММЗ (у нас тогда квартиры давали), так что костяк был сильный. Коллектив собрался в основном молодой, до 30 лет. Жизнь была интересная - мероприятия устраивали, играли в баскетбол, футбол. Я шахматами увлекался, даже чемпионом завода стал в 1973 году.

Без отрыва от производства я окончил политехнический институт и постепенно начал расти: работал слесарем восемь лет, мастером, начальником бюро, начальником цеха, секретарем парткома. Потом меня перевели на работу в Заводской райком партии вторым секретарем, а далее первым секретарем в Ленинский райком. Но через 6 лет снова вернулся на завод в качестве заместителя директора. Я человек производственный, поэтому вернулся с радостью.

- Что собою представлял "Контакт", когда вы стали руководителем?

- Первым директором был Михаил Данилович Самусев, который возглавлял завод с 1964 по 1990 г. - сильный и грамотный руководитель, я ему очень благодарен. Кстати, 5 апреля он отмечает юбилей - самые наилучшие ему пожелания!

Я был назначен генеральным директором 6 апреля 1990 года. Тот период был спокойный, трудились по отработанной цепочке. Материалы, производство, продажи, деньги - все было. Всего в объединении "Контакт" насчитывалось 11 тысяч человек - это предприятие в Йошкар-Оле, филиалы в Морках и Звенигово и Aрзамасский завод радиодеталей. Производили резисторы для военно-промышленного комплекса. Ни один самолет, ни один корабль без изделий нашего завода не ходил и не летал. И если бы тогда перед нами поставили задачу собрать вертолет, собрали бы - настолько сильная инструментальная база была и специалисты.

Мы занимались и социальной сферой: у завода была база отдыха в Кокшайске на 100 мест, пионерлагерь на Таире, два детсада, общежитие, подсобное хозяйство. Все надо было содержать в порядке.

Научились и хлеб печь

- Спокойное время быстро закончилось, Вам достались, пожалуй, самые сложные годы в жизни предприятия…

- Говорят: "В стране конверсия началась". Да не началась она, а просто топором по нам рубанула! С развалом Союза еще и все производственные связи оборвались. Продукция не нужна, счета пустые, кошмар на предприятии. В приемную заходишь с утра, а там уже женщины сидят, плачут: "Денег нет".

Вначале никто не понимал, что делать дальше. Но мы собрались в кулак, стали думать. Специалисты предложили осваивать новые изделия. За три года, с 92-го по 94-й, освоили 118 наименований. В советское время никто бы не поверил, что такое возможно. Раньше так не работали - все по плану, и не было необходимости в спешке. А нам деваться было некуда, и мы принимали нестандартные для того времени решения. Сделали очень большое дело, к которому я сначала скептически отнесся, создали коммерческий центр, который стал заниматься торговлей: продавал наши изделия, покупал другие, менял их на продукты питания. На заводе появились макароны, мука, сахар. А то ведь дошло до того, что в столовой даже чай стали подавать без сахара. Были случаи, когда доставали масло и колбасу, правда, в небольших количествах. Выдавали продукты в счет зарплаты, наступили времена дикого бартера, когда в стране живых денег не стало. Не было хлеба, решили печь его на заводе. Оборудование нашли, своими силами дело освоили. Белый хлеб выпекали отличный, но черный так и не смогли, не получался. Там свои хитрости есть, сколько ни бились, комки выходят. А белый расходился прямо тут же, горячим.

- Народ бежал с завода?

- Нет, но когда в 1992-93 гг. все стало очень плохо, было принято решение часть людей сократить. Условие такое - прежде чем вручить трудовую книжку, завод должен выплатить все долги по зарплате, которые составляли к тому времени 3-4 месяца. И люди стали сами уходить с завода, человек 700 ушло за короткое время. Бремя тогда на предприятие легло, конечно, тяжелое, но завод выстоял.

Немножко мы опомнились примерно в 1995 году. Стали осознавать, что делать, куда идти. Наладили связь с Волжским автозаводом, тогда председатель Госсобрания Михаил Михайлович Жуков нам очень помог. Чебоксарский завод "Эллара", который делал блоки для "Су", стал нашим партнером. Деньги у него были, потому что продавали за валюту самолеты. Мы работали на Aрзамасcкий завод, на выпуск самолетов "Миг". Выправлялась ситуация потихоньку. Даже жилье свое стали строить. Сейчас вспоминаю: как в то время умудрялись? Брали одну продукцию, меняли на другую, третью, потом на железобетон и кирпич. Ничего ведь не было, все надо было доставать. Так и получалось.

Вспомнил Маресьева

- Помнится, ваше здоровье было тогда так сильно подорвано …

- Из-за этой работы у меня все замы перенесли инфаркты, у всех специалистов серьезные заболевания. А со мной случился обширный инсульт в конце 97-го года. Прямо на заводе. Казалось бы, полегче стало работать, все наладилось, но перегрузки и нервные потрясения сказались, организм дал сбой.

Стоял вопрос жизни и смерти, и друзья обратились к доктору Виктору Викторовичу Севастьянову. Он пришел, осмотрел и выразил надежду на выздоровление, если лечение начнется с первых часов. Виктор Викторович разработал свою программу и настолько был уверен в себе и результатах, что это вызывало у меня иной раз и улыбку. Все до этого говорили, что никаких вариантов нет, а он настаивал: "Еще и на работу пойдешь!".

- Наверное, и вы верили в свои силы?

- Какой там! Ноги-то спустить страшно было от боли. Виктор Викторович внушил своей волей, характером, что все будет нормально. Я по-другому стал смотреть на ситуацию. Он литературы много приносил, говорил: надо ходить! И однажды я решился встать. Вспомнил Маресьева, всех, кого знал. Им же тоже больно было, но они пошли. Первый раз поднялся, качает меня, сел. Встал второй раз, несколько шагов сделал, чуть не упал. Вечером доктор пришел, я ему рассказал. Он взял меня под руку, до кухни дошли потихоньку. Жена увидела, чуть в обморок не упала от радости. Никто уже не ожидал, что встану. Потом начали выходить на улицу, Виктор Викторович гулять водил. И постепенно-постепенно он добился своего. Через полгода, в июне 98-го года, я действительно вышел на работу. А ведь был случай, когда он показал мои медицинские документы одному из коллег, и тот спросил: "Когда пациент умер?". Виктор Викторович для нашей семьи великий доктор, и мы ему очень благодарны.

Новые хозяева

- В начале 2000-х вокруг "Контакта" было много шума, завод уже был акционерным обществом, и работники стали стремительно сдавать акции. В то время у вас невозможно было взять комментарий, сейчас вы можете рассказать, что случилось?

- Это был 2001 год. Наш бывший руководитель республики решил, что завод должен ему принадлежать, и все сделал для этого. Подключил радио, которое выбрасывало информацию через каждые полчаса, что на заводе сложная обстановка, возможна потеря акций. Народ, конечно, заволновался - и так небольшие доходы. А тут появилась группа из бывших работников военной прокуратуры, которая начали скупать акции под разными предлогами. И на заводе оказались люди, который подрывали ситуацию изнутри, разворачивали страсти, что скоро все кончится. Ну и поддался народ, начал сдавать акции. Больше 90% акций таким образом было скуплено. В 2002 году новые хозяева назначили своего директора.

Если рассуждать вообще, сколько за эти годы было затронуто предприятий, а сколько разрушено - волосы дыбом. Где великолепное предприятие "Овощевод"? Какие большие надои молока были в этом хозяйстве, а сколько овощей производилось! Я уж не говорю о "Тепличном" - многопрофильное предприятие, большое производство полуфабрикатов, молочная и овощная продукция. Я сам туда ездил, покупал - вкусно. Казалось, невозможно разрушить такое крепкое, сильное хозяйство, но как-то им удалось.

Любить людей

- Какие чувства вы испытывали, покидая завод?

- Обидно было за людей, предприятие жалко. Я всех заводчан абсолютно в лицо знал. Со многими работал с самого начала. Уже трудовые династии у нас появились.

- А сложно было руководить таким большим коллективом?

- Да, ведь надо помочь каждому, каждого выслушать, в то время идти людям больше некуда было. Это сейчас никто никому не нужен, а раньше как было? Директор завода для работника и отец, и мать. Я не жесткий, но требовательный руководитель. Бывали случаи, что приходилось увольнять по разным причинам, но я переживал всегда очень после этого. Наверное, так все воспринимаю потому, что первое, что заложено в моем мозгу еще родителями: "Любить людей".

 

Дайджест прессы за 3 апреля 2018 года | Дайджест публикаций за 3 апреля 2018 года
Авторские права на данный материал принадлежат газете «Марийская правда». Цель включения данного материала в дайджест - сбор максимального количества публикаций в СМИ и сообщений компаний по авиационной тематике. Агентство «АвиаПорт» не гарантирует достоверность, точность, полноту и качество данного материала.

Комментарии к новости