Автор: Тарас Рудык
Опубликовано: 04.07.2018, 09:11
 

"Авиадартс": помним уроки 2017-го


[image]

Сибирские вертолетчики, бронзовые призеры Международного конкурса по воздушной выучке "Авиадартс-2017", дорожат обретенным опытом.

31 января 1918 года наша газета в информационном блоке новостей Министерства обороны "Пульс дня" сообщила о награждении знаками отличия призеров международного конкурса по воздушной выучке "Авиадартс-2017" вертолетчиков авиационной базы армейской авиации (военный аэродром Толмачево, г. Новосибирск) из состава 14-й армии ВВС и ПВО.

Напомним читателям, что награду получили ведущий авиационной пары военно-транспортных вертолетов Ми-8АМТШ-В капитан Павел Пашкин и летчик-штурман старший лейтенант Роман Кухтин, командир ведомого экипажа капитан Константин Белоусов и летчик-штурман старший лейтенант Александр Алешин. По итогам соревнований лучших воздушных асов, проведенных в Китае в рамках Армейских международных игр - 2017, сибирские авиаторы заняли 3-е место.

Если дед летал, то и сын, и внук обязаны

- А почему не первое? - напрямую спросил я у бронзовых призеров. Капитан Пашкин в ответ улыбнулся, а старший лейтенант Алешин лишь почесал затылок:

- Ну, и как, по-вашему, я мог выиграть этот конкурс у своего старшего брата?. Другое дело - у китайцев, они тогда заняли второе место, их-то еще можно было оттеснить на третье.
- А при чем здесь ваш брат? - не унимался я.

- Мой родной брат майор Алексей Алешин был ведущим пары, которая и заняла на том конкурсе первое место, - не без гордости произнес Александр.

- Два родных брата участвовали в "Авиадартсе" на международном этапе? - несколько удивился я.
- А что здесь особенного? - пожал плечами Алешин-младший.

Однако в ходе дальнейшей беседы старший лейтенант Алешин удивил еще больше. Хотя в Вооруженных Силах России офицерские родословные не редкость, в роду Алешиных - 5 летчиков! Дед по материнской линии Владимир Авдеев летал на МиГ-21, отец, майор запаса Владимир Алешин, в должности летчика-инструктора учил летать не только наших молодых пилотов, но и киргизских. У Александра Алешина был еще один родной брат - Дмитрий, командир боевого вертолета. Он трагически погиб на Северном Кавказе. Теперь понятно, почему самый младший из Алешиных при выборе профессии решил пойти по стопам своих деда, отца и двух старших братьев. У него просто не было выбора.

- А вы почему решили податься в военную авиацию? - обратился с вопросом я к командиру экипажа капитану Белоусову.

Константин коротко поведал о своей родословной:

- Родной брат моей бабушки майор в отставке Фокин Владимир Викторович был летчиком, отец мой майор запаса Белоусов Олег Львович - тоже летчик, командир вертолетного звена. Папа провел в Афганистане две командировки по два года. О том, как воевал, говорят его награды - орден Красной Звезды и медаль "За отвагу".

Уже потом капитан Белоусов скажет, что у них здесь и своих героев хватает. Офицер имел в виду десятки сослуживцев с авиабазы, удостоенных боевых орденов и медалей.

Я вопросительно посмотрел на старшего лейтенанта Романа Кухтина, и он понял, что наступил его черед рассказывать о своей семье:

- Мой отец старший лейтенант запаса Юрий Иванович Кухтин служил в одной из частей МВД инженером по связи. У отца было три командировки в Чечню в период наведения конституционного порядка. Еще в 15 лет я тоже решил стать кадровым военным.

На пути к этой цели после девяти классов общеобразовательной школы Роман поступил учиться в Барнаульскую школу-интернат с первоначальной летной подготовкой. Там состоялись его первые прыжки с парашютом и полеты на легкомоторных самолетах. По окончании учебы в этой школе он выбрал вертолеты.

В 15 лет подался в эту же Барнаульскую летную школу и Павел Пашкин. И у него там состоялись первые прыжки с парашютом и первые полеты на Як-52.

В выучке они нисколько не уступают своим китайским коллегам, а в чем-то и превосходят их.

Одно училище на всех

Все бронзовые призеры международного конкурса в разное время окончили одно военно-учебное заведение - Сызранское высшее военное авиационное училище летчиков, где готовят офицерские кадры для службы в вертолетных частях. С той лишь разницей, что в разное время у этого вуза были разные наименования. Так, с 1998 по 2004 годы он назывался военным авиационным институтом, а сейчас это Военный учебно-научный центр ВВС "Военно-воздушная академия" (филиал, г. Сызрань Самарской области). Пашкин окончил эту знаменитую кузницу военных кадров армейской авиации в 2008 году, Белоусов - в 2009-м, Кухтин - в 2013-м, Алешин - в 2014-м. И все они начинали свою офицерскую службу в этой сибирской авиационной части. Каждый из них помнит свое профессиональное становление в первичной офицерской должности летчика-штурмана и своего первого воздушного наставника - командира вертолета. Так, у Кухтина таким учителем был старший летчик майор Ришат Гареев, у Белоусова - командир экипажа майор Тимур Муродалиев, с которым впоследствии Константин летал в составе экипажа во время службы на авиабазе в Киргизии.

А кто, собственно, летал?

В прошлом году Россия представила на соревнования вертолетчиков военно-транспортной авиации две пары - 4 экипажа. Два из них на Ми-8АМТШ из авиационной части, дислоцированной в Чите, и два этих сибирских экипажа Ми-8 АМТШ-В. Среди забайкальских летчиков, занявших 1-е место на конкурсе, как вы уже знаете, ведущим пары был командир экипажа майор Алексей Алешин и его штурманом капитан Дмитрий Нургалиев, а ведомый экипаж составили командир капитан Анатолий Луковкин и штурман капитан Сергей Токминцев.

При мысли о России

- Что было самым трудным на соревнованиях? - интересуюсь у авиаторов.

- При мысли, что тебе доверили представлять страну на международных играх, мы испытывали огромное чувство ответственности, и это вызывало в душе волнение, - вспоминает капитан Пашкин. - Волновались и от того, что не знали уровня профессиональной подготовки своих соперников. Но когда мы совершили ознакомительные полеты, осмотрели и оценили местность, наблюдали за полетами тех, с кем предстояло соревноваться, то сумели совладать с собой и преодолеть все волнения. Что касается выполнения самих летных упражнений, то я бы не сказал, что это было очень трудным делом. Все эти элементы, как пилотажа, так и боевого применения, мы отрабатываем в ходе нашей повседневной летной учебы.

Тяжелые нормативы кросс-фита

- Вы всего лишь старшие лейтенанты, а уровень вашей летной выучки уже позволяет вам участвовать в международных соревнованиях? - уточняю я у младших офицеров.

- Ну и что? Я первый раз участвовал в них в 2014 году, когда пришел сюда после училища лейтенантом, - ответил за двоих Кухтин, а потом, сощурив глаза, спросил: - Вы, что же, считаете, что старшие лейтенанты не умеют летать?

- Ну-у, что вы, я всего лишь спросил, работа у меня такая, - примирительно сказал я и адресовал своим собеседникам очередной вопрос:

- Что нового вы увидели на этом конкурсе?

- Новыми были нормативы по физической подготовке, - не задумываясь, ответил капитан Пашкин и стал пояснять:

- Если в предыдущие годы соревнований нормативы включали подтягивание на перекладине, плавание и баскетбольный тест, то в прошлом году подтягивание заменили комплексом каких-то кросс-фитовских упражнений, который, конечно же, требовалось выполнить на время. Нужно было 30 раз присесть, 30 раз отжаться от земли, 30 раз поднять ноги - упражнение на пресс, 40 раз прыгнуть со скакалкой и выполнить челночный бег - 10 раз по 10 метров. Насколько я знаю, у нас такие упражнения не применяются ни в одном виде или роде войск… Может, стоит придумать нечто подобное и у нас, так как выполнение такого рода упражнений требует колоссальной выносливости.
- Но вы же выполнили их, - заметил я.

- А что нам оставалось делать? - улыбнулся Алешин.

В ходе двух этапов конкурса все российские экипажи успешно справились с задачами и особенно блестяще показали себя при применении средств поражения вертолетов по наземным целям. Так, для выполнения огневой задачи экипажам выдавалось по 8 НАРов (неуправляемых авиационных ракет) С-8 калибра 80 мм и по 20 снарядов к авиационной скорострельной пушке ГШ-23. В качестве мишеней были два самолета противника на аэродроме - по одному на экипаж ведущего и ведомого. После ударов вертолетных пар России мишени превратились в хлам.

- При выполнении всех летных задач очень важно, чтобы безошибочно действовал не только экипаж одного вертолета, а, чтобы пара работала как одно целое, и нам этот удалось, - не без гордости отметил капитан Пашкин.

Здесь, видимо, на генетическом уровне сказывается дух русичей, одолеть которых невозможно ни на спортивных соревнованиях, ни в реальном бою

Учимся у соперников

- Чему можно было поучиться у китайских коллег по профессии? - спросил я.

- Дисциплине. У них все, что написано в приказах и руководящих документах, выполняется неукоснительно, - ответил капитан Пашкин. - У них боевая подготовка организована на очень высоком уровне.

То, что китайские вертолетчики профессионально отлично подготовлены, сомневаться не приходится. Об этом говорит хотя бы тот факт, что на "Авиадартсе-2017" именно их экипажи заняли 1-е место по классу боевых вертолетов.

Китайские молодые соколы, пока носят на плечах лейтенантские погоны, имеют налет по 800-900 часов, получается, за год у них по 200 и более часов.

Годовая норма налета у наших вертолетчиков - 50 часов, но реально они имеют более 100. Прибавку дает подключение экипажей к тушению в летнее время лесных пожаров, выполнение санитарных и специальных полетов. Вся учеба наших авиаторов также налажена в строгом соответствии с программами и планами боевой подготовки, и в своей выучке они нисколько не уступают своим китайским коллегам, а в чем-то и превосходят их. Здесь, видимо, на генетическом уровне сказывается дух русичей, одолеть которых невозможно ни на спортивных соревнованиях, ни в реальном бою. Экипажи авиабазы выполняют полеты днем и ночью, как в простых метеоусловиях, так и в сложных. Они летают не только в районе аэродрома Толмачево, но и в горных и степных районах Алтая, над магическими красноярскими холмами, на Шиловском учебно-тренажерном комплексе (УТК) и Юргинском общевойсковом полигоне в административных границах Кемеровской области. Там проходят и летные тактические учения, в том числе с бомбометанием и применением ракетного вооружения. Экипажи и эскадрильи авиабазы также участвуют в совместных тактических учениях с боевыми стрельбами с мотострелковыми бригадами Центрального военного округа. На таких крупных маневрах всем участвующим в них войскам приходится действовать в соответствии с единой тактической обстановкой, что способствует развитию практических навыков командиров в организации взаимодействия и управления штатными и приданными подразделениями для решения единых задач. Кроме того, летчики авиабазы обеспечивают проведение парашютных прыжков с военнослужащими одной из сибирских бригад спецназа. Да и сами авиаторы два раза в году десантируются с парашютами, что требует от них программа боевой подготовки.

Дело не в квадроцикле…

Наградой сибирским вертолетчикам за 3-е место на международном конкурсе "Авиадарст-2017" стали не только бронзовый Кубок, Почетные грамоты и медали, но и в качестве приза квадроцикл.

- Нам выдали только бумагу, свидетельствующую, что этот квадроцикл вручен, а мы его не то что не получили, в глаза его не видели, - с нескрываемой обидой в голосе говорили наперебой корреспонденту "Красной звезды" бронзовые призеры "Авиадартса-2017".

- Как это не видели? - удивлялся я.

- Документы и ключи от квадроцикла находились не у нас, - принялся пояснять капитан Белоусов. - Когда и каким бортом этот квадроцикл прибыл в Россию, мы не знаем, но его доставили на Владивостокскую таможню, где, по всей видимости, он находится до сих пор. А, может, и не находится. Потому что мы, интересуясь этим, выяснили, что 23 декабря 2017 года стоимость простоя квадроцикла на таможне превысила его фактическую стоимость, а, значит, получается, он ушел в фонд таможни.

- А почему же таможня его сразу не отдала вам?

- Нам объяснили, что в соответствии с нашим законодательством, мы были обязаны оплатить таможенную пошлину за ввоз в Россию этого квадроцикла, как частные лица, - продолжал объяснять капитан Белоусов. - Но разве мы частные лица? Мы - летчики Вооруженных Сил России, защищавшие честь страны на международных соревнованиях. И согласно другому нормативному акту, кажется, Минтранса, победители и призеры международных соревнований получают и ввозят из-за рубежа свои призы в Россию без уплаты таможенных пошлин. Что же это получается, АрМИ не проходят по этому формату?

Чем сегодня занимаются бронзовые призеры международного конкурса "Авиадартс-2017"? Тем же, что и все другие их сослуживцы. Об этом говорит временно исполняющий обязанности командира авиабазы подполковник Денис Наянов.

- Личный состав авиабазы занимается по плану боевой подготовки, еженедельно проводим учебно-тренировочные полеты, вылеты по специальным задачам. У нас на вооружении, кроме Ми-8 АМТШ-В, есть еще и Ми-24. Все они летают. Для учебы достаточно горючего и боеприпасов. Авиабаза боеготовая и способна выполнить все поставленные перед ней боевые и специальные задачи. В 2018 году, как и во все предыдущие годы, запланированы летные тактические учения как в подразделениях, так и в составе всего личного состава авиабазы. Что же касается очередного конкурса "Авиадартс-2018", то офицеры нашей авиабазы обязательно примут в нем участие. И, как всегда, будут бороться только за победу!

 
Ссылки по теме:
Дайджест прессы за 4 июля 2018 года | Дайджест публикаций за 4 июля 2018 года
Авторские права на данный материал принадлежат газете «Красная звезда». Цель включения данного материала в дайджест - сбор максимального количества публикаций в СМИ и сообщений компаний по авиационной тематике. Агентство «АвиаПорт» не гарантирует достоверность, точность, полноту и качество данного материала.

Комментарии к новости