Автор: Галина Пономарева
Опубликовано: 10.03.2020, 08:20
 

Язык до катастрофы доведет

От качества обучения авиаспециалистов английскому зависят жизни пассажиров


[image]

Когда российский чиновник читает с бумажки "фром май харт" на международном форуме, это вызывает смех. Когда то же самое делает командир пассажирского лайнера в полете, это вызывает ужас. Вопрос качества авиационного английского российских пилотов и диспетчеров настолько актуален, что Росавиация, в чьем ведении находится сертификация авиаперсонала, посвятила этой проблеме двухдневную конференцию. На ней были представлены все 17 учебных заведений отрасли, летные службы воздушных перевозчиков и Госкорпорация ОрВД, руководящая диспетчерами.

Специалисты сошлись во мнении, что система обучения диспетчеров и экипажей требует реорганизации. Программы и методы преподавания должны обеспечивать знания, соответствующие четвертому уровню владения языком по шкале ИКАО (Международная организация гражданской авиации), и использовать самые передовые практики.

Моя твоя не понимай

То, что владение экипажами воздушных судов английским языком напрямую влияет на безопасность полетов, ИКАО признала более сорока лет назад и поставила его незнание в один ряд с ошибками пилотирования, отказами техники и сложными метеоусловиями. Поводом стала крупнейшая в истории гражданской авиации катастрофа, унесшая жизни 583 человек. В 1977 году в аэропорту Тенерифе на взлете столкнулись два Boeing 747 авиакомпаний KLM и PanAm. Расследование показало, что пилоты неправильно использовали стандартную фразеологию радиообмена и не поняли указаний диспетчера. Год спустя случилась еще одна "языковая" катастрофа: в небе над Балканами столкнулись британский Trident 38 и югославский DС 9. Диспетчер Загребского центра УВД в условиях стресса, вызванного интенсивным воздушным движением, перешел с английского на родной хорватский, что и привело к катастрофе. Открытие для зарубежных авиакомпаний полетов по транссибирским, трансполярным и южноазиатским трассам потребовало от российских диспетчеров на этих маршрутах соответствия международным требованиям. Из-за незнания языка случались курьезные ситуации. Например, экипаж индийской авиакомпании был вынужден вернуться в Дели, поскольку связь с российскими диспетчерами на маршруте оказалась невозможной, их корявый английский пилоты не поняли. Тогда диспетчеров срочно отправили в зарубежные учебные центры, лицензированные ИКАО. Меры были приняты сразу, поскольку это происходило еще во времена централизованного управления со стороны Министерства гражданской авиации СССР. Сейчас ответственность за подготовку летных экипажей и диспетчеров УВД в компетенции их работодателей. Два года назад языковой фактор снова мог стать предпосылкой к летному происшествию. В международном аэропорту Сочи диспетчер, допущенная к ведению радиосвязи на английском, не сумела договориться с экипажем турецкой авиакомпании, но турки, к счастью, как-то справились сами. Катастрофа Ан-124 "Саратовских авиалиний" в Подмосковье, как выяснили эксперты, тоже имела языковую подоплеку. Бортовой информатор самолета предупреждал о технической проблеме на английском, но экипаж не понял. Эти примеры привел Юрий Дарымов, авторитетный авиационный эксперт, имеющий полувековой стаж работы в отрасли, в том числе в аэронавигационной комиссии ИКАО. Он отмечает, что наиболее продвинутые учебные центры авиакомпаний и УВД имеют современный уровень технической оснащенности, закупают лицензионные программы обучения и ориентируются на требования ИКАО. В заведениях, подведомственных Росавиации, иностранному языку отводится меньше учебных часов, чем другим дисциплинам. Региональные летные училища испытывают серьезные трудности с подбором квалифицированных преподавателей, которых в глубинке найти трудно, особенно при местной зарплате.

Отличники морзянки

С тех пор как российские авиакомпании стали использовать иностранные воздушные суда и массово выполнять международные авиаперевозки, проблема недостаточного знания экипажами английского усугубляется. Современные требования ИКАО предусматривают не только освоение фразеологии радиообмена, но и свободное владение языком, позволяющее объясниться во внештатных ситуациях, понять и "доконструировать" речь диспетчера, если она отличается от стандартной, что вполне может произойти в аварийных и стрессовых ситуациях.

На деле знания курсантов, а порой и их преподавателей далеки от реальных условий полета и требований авиакомпаний. Представитель учебного центра "Аэрофлота" Николай Изосимов рассказал, что российский национальный перевозчик практикует отбор перспективных курсантов еще на стадии их обучения. По его словам, в 2014 году были отобраны только шесть человек из Ульяновского летного училища, в 2019-м - уже 180. То есть у людей появилась мотивация к самообразованию. В учебном плане зачастую на язык отведен всего один час в неделю, зато преподается азбука Морзе. К изучению английского относятся весьма снисходительно, по крайней мере за неуспеваемость по этому предмету не отчисляют. Как результат в Бугурусланском летном училище конкурсный отбор прошел только один из 17 претендентов. Понятно, что знания далеки от идеала и выпускников приходится обучать дополнительно под стандарты перевозчика. "Аэрофлот" имеет новейшие тренажеры Вoeing и Airbus. Без знания языка к ним не подступиться: там вся документация исключительно на английском. "Хватит уже изучать азбуку Морзе, - заявил Изосимов - времена радистки Кэт давно миновали. Нам нужны квалифицированные пилоты для международных полетов".

Английский даром не бывает

По мнению заместителя руководителя Росавиации Олега Сторчевого, сейчас любое учебное заведение только первоначальный этап подготовки, а его выпускники - своеобразный "полуфабрикат". Работодатель вправе ожидать, что получит готовых специалистов, но на деле в учебных заведениях совсем другие стандарты и требования. Выпускникам еще предстоит окунуться в реальную работу, условия которой отличаются от академических, как небо от земли. Именно поэтому в учебных заведениях нужно ввести практику изучения руководства по летной эксплуатации иностранных воздушных судов в оригинале, то есть на английском, а не в переводе, как это делается сейчас. Впрочем, даже руководство по эксплуатации отечественного "Суперджета" тоже англоязычное. Следует изменить устойчивое представление о том, что будущим сотрудникам региональных авиакомпаний, выполняющим полеты только по России, английский не так уж и нужен. По мнению Сторчевого, важно максимально приблизить стандарты обучения к требованиям работодателя, чтобы преподаватели понимали специфику работы экипажа в полете. Пока что они оторваны от производства, и это влияет на качество знаний выпускников. Кроме того, тенденция ухода от стандартов радиообмена в сторону свободного диалога на основе всестороннего владения английским языком имеет существенный изъян. У каждого человека свои особенности произношения, потому темп речи, словарный запас и влияние возможной стрессовой ситуации могут сыграть не в пользу свободного диалога, а только навредить. Возможно, базовым вариантом должна оставаться стандартная фразеология, когда все понимают всех.

Взаимодействие "науки и производства" горячо поддерживают учебные заведения. По словам Татьяны Стародубцевой из Ульяновского высшего авиационного училища ГА, стажировка в летных службах перевозчиков и центрах УВД необходима для повышения квалификации преподавателей английского. Госкорпорация ОрВД первой предложила педагогам стажировки в реальных условиях. К сожалению, этот опыт пока не стал массовым. Кроме того, финансовые возможности учебных заведений исключают стажировку за рубежом. Результативность профессионального общения с носителями языка сейчас явно недооценивается, хотя раньше училища могли себе позволить стажировки персонала в Англии и США.

"Метод попугая" не работает

К тестированию специалистов по шкале ИКАО тоже имеются разные подходы. Эксперт агентства "Безопасность полетов" Надежда Мельниченко считает, что наиболее результативен холистический, то есть целостный подход к оценке знания языка. Важно, чтобы это был свободный уровень владения иностранным языком образованного человека, а не просто заученные фразы. В экзаменационной практике случалось, что диспетчеры не могли понять сообщение экипажа об отказах на борту, запрос о вынужденной посадке и другую критическую информацию, если она выходит за рамки изученной фразеологии.

Итог конференции - создание "дорожной карты" мероприятий по реформированию системы обучения английскому российских пилотов и диспетчеров. Подборку всех "языковых" летных происшествий составило агентство "Безопасность полетов". Учиться на чужих ошибках - проверенный способ.

 

Дайджест прессы за 10 марта 2020 года | Дайджест публикаций за 10 марта 2020 года
Авторские права на данный материал принадлежат газете «Военно-промышленный курьер». Цель включения данного материала в дайджест - сбор максимального количества публикаций в СМИ и сообщений компаний по авиационной тематике. Агентство «АвиаПорт» не гарантирует достоверность, точность, полноту и качество данного материала.

Комментарии к новости