Автор: Глеб Иванов
Опубликовано: 01.06.2021, 08:43
 

Не там сели. Эксперт - о посадке самолета Ryanair в Минске


[image]

ИКАО начинает проводить разбирательство, связанное с посадкой самолета Ryanair в Минске. Корреспондент "АиФ" попросил ректора МГТУ гражданской авиации Бориса Елисеева разъяснить юридические аспекты этой проблемы.

Глеб Иванов, "АиФ": Борис Петрович, вы известный авиационный юрист, неоднократно и успешно представлявший интересы "Аэрофлота" в европейских судах. Как вы можете прокомментировать ситуацию?

Борис Елисеев: Сразу могу заявить, что действия экипажа воздушного судна и диспетчеров были в полном объеме основаны на международном правовом документе: Чикагской конвенции и приложениях к ней.

Судите сами. В статье 1 конвенции речь идет о полном и исключительном суверенитете государств на воздушное пространство над своей территорией. Статья 2 посвящена установлению порядка и правил воздушных передвижений над территорией суверенного государства. Воздушные суда любой национальной принадлежности должны выполнять такие правила при выходе и входе на территорию воздушного пространства.

А статья 12 прямо предусматривает принятие мер, которые обязывают исполнение экипажем воздушного судна правил полетов. Более того, государство должно обеспечивать наказание лиц, нарушающих такие правила.

В приложении 2 к конвенции - "Правила полета" - есть пункт 3.7 ("Незаконное вмешательство"). Там содержится четкая запись: если воздушное судно стало объектом незаконного вмешательства, его командир в кратчайший срок должен произвести посадку на ближайшем приемлемом аэродроме. Или взять приложение № 17 ("Нормы, правила и процедуры ИКАО по авиационной безопасности для защиты гражданской авиации от актов незаконного вмешательства"). Все процедуры расписаны в документе (Док. ИКАО 8973).

Экипаж самолета и диспетчерская служба обязаны их четко выполнять.

К слову, работе органов организации воздушного движения посвящено отдельное приложение к конвенции № 11 - "Обслуживание воздушного пространства", - где в пункте 2.24 четко расписаны порядок действий наземного диспетчера и процедура его взаимодействия с экипажем воздушного судна. Этот порядок конкретизирован в п.15.1.3 "Правил аэронавигационного обслуживания" (Док. ИКАО 4444). В них четко записано, что экипаж в случае факта незаконного вмешательства и угрозы взрыва воздушного судна должен четко соблюдать порядок действий органов управления воздушным движением, а летный экипаж обязан действовать по не менее четким указаниям диспетчера.

- Вы знаете, что в Сети уже опубликованы переговоры командира экипажа и белорусского диспетчера?

- Да, фрагменты переговоров читал. Не скрою, я бы предпочел ознакомиться с расшифровкой данных речевого самописца. Но, даже прочитав эти фрагменты, сделал вывод, что и диспетчерская служба, и летный экипаж действовали грамотно и профессионально, выполнив все необходимые правила.

- Известно, что в воздух поднимался истребитель ВВС Белоруссии, который принудил пассажирский самолет к посадке в Минске.

- Думаю, истребитель просто указал самолету путь на аэродром. Хотя никакого нарушения в этом нет. В той же Чикагской конвенции есть статья 3bis, введенная в 1984 году. Суверенное государство имеет полное право требовать посадки самолета любой национальной принадлежности в определенном аэропорту. Разумеется, исходя из степени угрозы.

Государства пользуются таким правом. В 2010 году ВВС Ирана принудили к посадке рейс киргизской авиакомпании, следовавший по маршруту Дубай - Бишкек и задержали лидера одной из террористических группировок. В 2012 году Турция с помощью истребителей посадила самолет Москва - Дамаск и обыскала его. В 2013 году принужден к посадке в Вене и досмотрен самолет президента Боливии Моралеса. Тогда американцы искали Э. Сноудена. Таких примеров принудительных посадок более чем достаточно.

- По вашему мнению, какие действия предпримет Международная организация гражданской авиации? Будет ли она проводить расследование инцидента?

- Я бы советовал не торопиться с юридическими определениями этого события. Именно события, а не инцидента. В международном и национальном воздушном праве принято оперировать четкими понятиями и юридическими формулами. В данном случае слова "incident" и "event" имеют разное и лексическое, и юридическое значение. В СМИ этот случай почему-то уже называют инцидентом. А такие события бывают часто.

Только в субботу пришло сообщение ТАСС о том, что в аэропорту Шереметьево тщательно проверяют самолет, подготовленный к вылету в Симферополь. Причина - анонимное сообщение о том, что на борту есть взрывное устройство. Порядок действий в таких ситуациях должен быть четким и оперативным.

В воскресенье экстренную посадку в Берлине совершил самолет Ryanair, летевший из Дублина в Краков. Воздушное судно досмотрено, взрывчатка не обнаружена.

В 2019 году в возглавляемый мною университет несколько раз поступали звонки и сообщения на электронную почту о минировании помещений. Что делать в такой ситуации? Студенты и персонал выводились из здания, оперативно извещались органы ФСБ, МВД, МЧС. Кинологи обходили все аудитории и помещения со специально обученными служебными собаками, после этого мы получали соответствующий акт о возобновлении занятий. А здесь воздушное судно с пассажирами на борту, находящееся в полете!

 
Ссылки по теме:
Дайджест прессы за 1 июня 2021 года | Дайджест публикаций за 1 июня 2021 года
Авторские права на данный материал принадлежат газете «Аргументы и факты». Цель включения данного материала в дайджест - сбор максимального количества публикаций в СМИ и сообщений компаний по авиационной тематике. Агентство «АвиаПорт» не гарантирует достоверность, точность, полноту и качество данного материала.

Комментарии к новости