Автор: Бурак Бекдил; перевод Сергея Духанова
Опубликовано: 06.07.2021, 18:13
 

Из-за покупки С-400 Штаты и Канада не дают Анкаре торговать вертолетами и беспилотниками

Как Турция обходит западные эмбарго на поставки оружия


[image]

"Свободная пресса" продолжает публиковать переводы авторов из альтернативных западных СМИ. Это далеко не та пропаганда, которую печатают в CNN, New York Times, Washington Post, Los-Angeles Times и других "авторитетных" медиаресурсах. Если вам интересно побольше о узнать об этих авторах, можно заглянуть сюда (http://csa-pnzgu.ru/tag/alternative-mass-media).

Прогноз Центра BESA No. 2 086, 2 июля 2021 года

В 2018 году в знаковой сделке на 1,5 миллиарда долларов Турция согласилась продать Пакистану 30 своих ударных вертолетов T129 (предположительно местных, но на самом деле произведенных по итало-британской лицензии). Это стало бы одной из крупнейших в истории турецкой оборонной промышленности сделок по экспорту оружия. Турция так отчаянно хотела совершить продажу, что в 2017 году даже предложила своему азиатскому союзнику кредитную линию в размере 1,5 миллиарда долларов.

Турки пошли дальше и отпраздновали подписание контракта, не задумываясь о том, что он может быть заблокирован из-за какого-то непредвиденного сбоя.

5-тонный T129 - это двухмоторный многоцелевой ударный вертолет, производимый по лицензии AgustaWestland и созданный на базе вертолета A129 Mangusta. Он оснащен двумя газотурбинными двигателями LHTEC T800−4A. Производитель двигателей, LHTEC, является совместным предприятием американской фирмы Honeywell и британской компании Rolls-Royce. Это означает, что турецкому производителю T129 понадобились бы экспортные американские лицензии для выполнения пакистанской сделки.

Но эта лицензия так и не поступила. В марте Пакистан вновь согласился продлить сделку с Турцией по поставкам боевых вертолетов, закупка которых с самого начала сопровождалась задержками.

"Мы получили продление на шесть месяцев от Пакистана", - заявил 12 марта журналистам высокопоставленный представитель Турции Исмаил Демир.

Экспортная лицензия, вероятно, никогда не поступит, поскольку Вашингтон рассматривает возможность ужесточения санкций в отношении Турции в связи с приобретением союзником по НАТО зенитной системы С-400 российского производства. Это плохая новость для процветающей оборонной промышленности Турции - особенно в то время, когда TAI - контролируемая государством аэрокосмическая корпорация Турции - близка к получению контракта на продажу T129 Филиппинам. Генеральный директор TAI Темел Котиль недавно заявил, что США одобрили экспортную сделку с Манилой. Возможно, это не вся правда.

В прошлом TAI получила "теоретическое" одобрение США на продажу двигателя Филиппинам по сделке, которая так и не материализовалась. Это юридическая лазейка, которую TAI надеется использовать для продвижения новой филиппинской сделки. С политической точки зрения, TAI, возможно, надеется на слишком многое. Совсем недавно, 22 апреля, США проинформировали Турцию об официальном исключении страны из нового соглашения о консорциуме, который строит истребитель-невидимку пятого поколения F-35 Lightning II.

Все это плохо сказывается на оборонной промышленности Турции, которая борется как за самообеспечение, так и за устойчивый экспорт. Но ахиллесовой пятой отрасли являются ее беспилотные системы, особенно TB-2 Bayraktar, ударная, проверенная в боях система, столь модная среди покупателей беспилотных летательных аппаратов по всему миру. Baykar Makina, производитель TB-2, до сих пор продавал систему Украине, Катару и Азербайджану. В декабре TAI выиграла контракт на 80 миллионов долларов на продажу своей беспилотной системы Anka Тунису.

Следующая страна на очереди - Марокко, которая хочет купить 13 систем TB-2. Но 12 апреля Канада объявила об отмене 29 разрешений на экспорт военной продукции в Турцию. Это включает в себя электрооптические сенсорные камеры Wescam, которые производятся компанией L3Harris и используются в беспилотных летательных аппаратах TB-2. Они, по сути, являются сердцем всей системы беспилотных летательных аппаратов. Министр иностранных дел Канады Марк Гарно сказал: "После рассмотрения доказательств того, что канадские технологии, экспортируемые в Турцию, используются в Нагорном Карабахе, я объявляю об отмене разрешений осени 2020 года".

Реагируя первоначально, турецкие официальные лица в целях внутренней пропаганды преуменьшили значение канадского эмбарго. Главный чиновник по оборонным закупкам Демир сказал, что TB-2, оснащенные электронно-оптическими камерами CATS местного производства, уже были поставлены турецким силам безопасности. CATS был разработан специализирующейся на военной электронике крупнейшей оборонной компанией Турции Aselsan. Aselsan написала в твиттере, что "CATS готова служить нашей нации".

"Канада не производит беспилотных летательных аппаратов, так на какие технологии они наложили эмбарго?", - язвительно заметил Сельчук Байрактар, технический менеджер Байкара (и зять президента Реджепа Тайипа Эрдогана).

Пропаганда пропагандой, но инсайдеры знают, что CATS не является проверенной в бою системой электронного ввода-вывода и что потенциальные покупатели TB-2 хотят, чтобы система была "как есть", то есть с канадскими датчиками, что больше невозможно. Корпорации Aselsan могут потребоваться годы, чтобы CATS созрела и оптимально вписались в ТB-2, если это вообще удастся сделать.

Что же делать?

В одном из предложенных решений Марокко может приобрести TB-2 в Турции без модуля электронного ввода-вывода, затем отдельно купить систему Wescam в Канаде и объединить две системы. Или канадская система E/O может быть доставлена в Байрак для установки, но при условии, что вся система затем переедет в Марокко. В конце концов, Канада ввела эмбарго на Турцию, а не на Марокко или других будущих покупателей ТB-2.

В этой идее есть определенная корпоративная правовая логика, но ее реалистичность сомнительна. Это правда, что эмбарго на системы вооружений вводится в отношении страны конечного пользователя, а не страны-производителя. Другими словами, если США не видят вреда в Пакистане (или Филиппинах), эксплуатирующих вертолеты T129 турецкого производства, то они могут выдать экспортные лицензии на двигатель LHTEC T800−4A для турецко-пакистанских (или турецко-филиппинских) контрактов. Аналогичным образом, если у канадского правительства нет политических причин возражать против использования Марокко TB-2, оснащенного датчиками Wescam, то оно может разрешить эту сделку.

В обоих случаях эмбарго будет распространяться на Турцию и турецких производителей, а не на страны конечного потребителя. Но политика не всегда основана на чистой законности. Если цель состоит в том, чтобы наказать оборонную промышленность страны НАТО, которая все больше находится на оборонной орбите России и использует свои технологии беспилотных летательных аппаратов в армяно-азербайджанском конфликте в пользу одной из воюющих сторон, дело может обрести чисто политический оборот.

Автор: Бурак Бекдил - Burak Bekdil - колумнист, проживающий в Анкаре. Регулярно пишет для изданий Gatestone Institute и Defense News, сотрудничает с Middle East Forum.

Источник здесь: https://besacenter.org/turkey-arms-embargoes/.

Перевод Сергея Духанова.

 
Ссылки по теме:
Дайджест прессы за 6 июля 2021 года | Дайджест публикаций за 6 июля 2021 года
Авторские права на данный материал принадлежат сайту «Свободная Пресса». Цель включения данного материала в дайджест - сбор максимального количества публикаций в СМИ и сообщений компаний по авиационной тематике. Агентство «АвиаПорт» не гарантирует достоверность, точность, полноту и качество данного материала.

Комментарии к новости