Автор: Дмитрий Хазанов
Опубликовано: 08.10.2021, 14:15
 

Женские авиаполки: как советские спортсменки стали "Ночными ведьмами"

Дмитрий Хазанов - о формировании трех женских авиаполков и судьбе их командиров


В 1930-е годы в условиях широкого увлечения авиацией попасть в ряды воспитанников аэроклуба считалось большой честью. Одной из особенностей предвоенного времени было смешение понятий: слова "пилот" и "военный летчик" воспринимались как синонимы. Множество молодых женщин очень увлекались полетами, а получая первоначальные навыки в управлении самолетом, попутно осваивали и военные специальности.

В те годы просьбы девушек о направлении в действующую армию не получали отклика у командования. Мощная и хорошо оснащенная Красная армия, казалось, и так непоколебимо стоит на страже родных границ, готовая дать отпор любому агрессору. Однако война началась совсем не по тому сценарию, на который рассчитывало большинство населения СССР. Враг стремительными ударами занял Прибалтику, Белоруссию, большую часть Украины и уже в середине осени развернул наступление на Москву.

Символично, что о летчицах вспомнили в один из самых драматичных для страны моментов. Когда противник начал выполнение операции "Тайфун", большая часть войск Западного и Резервного фронтов попала в окружение под Вязьмой, и дорога на столицу оказалась практически открытой. 8 октября 1941 года появился приказ наркома обороны "О сформировании женских авиационных полков ВВС Красной армии". Требовалось сформировать три полка - 586-й истребительный (иап), 587-й ближнебомбардировочный (бап) и 588-й ночной (нбап) - из числа женщин, находящихся на службе в военно-воздушных силах, гражданском воздушном флоте или состоявших в Обществе содействия обороне, авиационному и химическому строительству. Местом дислокации "ночников" и истребителей указывался город Энгельс, а бомбардировщиков - поселок Каменка.

Штурман Раскова

Инициатором создания женских авиаполков выступила Марина Раскова, урожденная Малинина, являвшаяся как бы олицетворением предвоенных успехов наших летчиц. Широко известен ее беспосадочный перелет Москва - Дальний Восток 1938 года протяженностью 6450 км, который длился более 26 часов. Во время этого перелета на самолете АНТ-37 "Родина" трое отважных (командир Валентина Гризодубова, второй пилот Полина Осипенко и штурман Марина Раскова) установили женский мировой авиационный рекорд дальности полета. Правда, из-за ошибок в расчетах и нехватки топлива женщины не дошли до Комсомольска-на-Амуре, как планировали. Перед вынужденной посадкой на поляне Раскова выпрыгнула с парашютом, чтобы ее не сплющило в кабине, и затем десять суток провела в тайге. К счастью, одиссея окончилась благополучно. После этого перелета всем троим присвоили звания Героев Советского Союза - первым среди женщин. На счету нашей героини еще несколько рекордов дальности на разных летных машинах. Во всех этих полетах она исполняла обязанности штурмана.

Марина Михайловна была разносторонним и увлекающимся человеком. Она с детства профессионально увлекалась музыкой, поступила учиться в Московскую консерваторию, правда не окончила ее, недолго работала практиканткой в лаборатории анилинокрасочного завода, затем в аэронавигационной лаборатории Военно-воздушной академии им. профессора Н.Е. Жуковского. В 20 лет Марина поняла: самолеты - ее призвание, они не сможет больше жить без полетов. Осуществлению мечты не помешали ни брак (правда, недолгий) с инженером Сергеем Расковым, ни рождение дочери Татьяны.

После окончания школы пилотов М.М. Раскова с осени 1935 года немногим более года работала инструктором по "слепым" полетам штурманской кафедры ВВА и преподавателем штурманского дела на курсах усовершенствования начальствующего состава. Сегодня уже не является тайной, что с начала 1937 года Марина Раскова стала штатным сотрудником НКВД: сначала консультантом, а затем уполномоченным особого отдела. В армию, таким образом, Марина Михайловна пришла в звании старшего лейтенанта госбезопасности.

С началом боев с врагом майор Раскова получила сотни писем от летчиц с просьбами зачислить их в действующую армию. Подав обычным путем заявление в военкомат, многие из них так и не смогли добиться отправки на фронт, в авиацию. Тогда Раскова решила внести предложение в правительство об использовании женских летно-технических кадров в боевых действиях на фронте. Инициативу поддержал Иосиф Сталин. Не вызывает сомнения, что решение об организации женских частей носило в каком-то смысле пропагандистский характер. Но также верно и то, что столь очевидное желание женщин участвовать в боях с агрессором ясно показывало всей армии и стране, что война, пришедшая в каждый дом, действительно стала Отечественной.

Подготовка

Недостатка в летчицах не было. Их, в синих форменных шинелях или кожаных регланах, быстро зачисляли, причем самых опытных пилотажниц планировали направить в истребительный полк, а остальных хотели распределить по бомбардировочным полкам. Намного меньше прибыло штурманов, и совсем плохо обстояло дело с техническим составом. Их решили готовить на месте формирования частей. На территории Петровского парка в Москве в здании ВВА с утра до позднего вечера ждали своей очереди студентки, работницы заводов и фабрик. "Конкурс" был весьма высок, но достаточно быстро удалось набрать около 450 человек личного состава. Профессионалов среди них оказалось совсем немного, все больше спортсменки-планеристки.

Все три полка требовалось сформировать и приступить к боевой подготовке до 1 декабря 1941 года. Сначала обучение планировалось проводить при академии. Однако осадное положение, введенное в столице, внесло коррективы в эти замыслы. Девушек успели только переодеть в военную форму, после чего все три полка, наблюдая, как мимо окон проходили москвичи на защиту столицы, 16 октября отбыли в военную авиашколу в город Энгельс Саратовской области.

Майор Раскова, перешедшая из НКВД в ВВС КА, откладывала распределение девушек по полкам, ожидая начала летных тренировок. К тому же все они непременно хотели стать летчиками боевых машин, а требовалось набрать также штурманов и стрелков-радистов. Еще нужнее были механики, мотористы, вооруженцы: командир решила полностью укомплектовать части женщинами. Кроме того, большинство девушек мечтало пилотировать именно истребители. Переодетые в военную форму, они находились на казарменном положении и привыкали к нему тяжело и медленно. Мужчины с удивлением и недоверием отнеслись к женскому летному формированию. "Наломают дров" - таков был распространенный мужской вердикт. Особенно их изумляло наличие женщин-политработников.

При выборе кандидатов на роли командиров решающее слово принадлежало Марине Расковой. Она решила сама возглавить 587-й бап, командиром 586-го иап назначила майора Тамару Казаринову, 588-го нбап - капитана Евдокию Бершанскую. Обе являлись опытными летчицами и наставниками, Марина Михайловна им доверяла. По планам командования, 587-му бап предназначались самолеты Су-2 с мощными моторами М-82. Это была надежная проверенная машина, но их выпуск в Молотове завершался, женской части предназначались 22 последних экземпляра. Раскова была недовольна и настояла, чтобы ее полк вооружили новыми Пе-2, которые являлись перспективными, но и значительно более сложными в пилотировании.

Смерть

В конце мая 1942 года завершалась подготовка 588-го нбап. Этот полк, вооруженный легкомоторными У-2, вошел в состав 218-й ночной авиадивизии, начал действовать на Южном фронте. В июне готовности к боям достиг 586-й иап - он здесь же, в Саратове, получил истребители Як-1 и в составе 144-й истребительной авиадивизии ПВО приступил к защите неба этого города. А вот тренировка 587-го бап затянулась. Только 25 декабря 1942 года комиссия подписала акт о готовности части к вылету на фронт, и через несколько дней первые экипажи отправились под Сталинград. Они приняли участие в нанесении ударов по уже окруженной группировке генерала Паулюса. Однако командир майор Раскова и два других экипажа еще оставались в Энгельсе из-за неисправности техники.

Когда все поломки устранили, Марина Михайловна решила не мешкать, хотя 4 января 1943 года погода не благоприятствовала перелету на фронт: сильный ветер и пурга усложнили взлет, а на маршруте их звено попало в сильную облачность. При снижении самолет-лидер столкнулся с землей, экипаж, включая Марину Раскову, погиб. Оставшиеся два самолета, которые пилотировали младшие лейтенанты Любовь Губина и Галина Ломанова, лишившись ведущего, достаточно благополучно совершили вынужденные посадки в поле, а затем пешком вышли к ближайшей деревне.

По горячим следам было проведено тщательное расследование случившегося. Компетентная экспертная комиссия определила, что суммарный налет майора Расковой как летчика составлял всего 60 часов, включая 30 часов на боевом самолете Пе-2; она неверно оценила метеообстановку на маршруте и нарушила требования целого ряда нормативных документов, тех самых инструкций и наставлений, которые, по словам летного состава, были написаны кровью. Тело командира полка кремировали, затем урну с прахом с воинскими почестями захоронили в Кремлевской стене на Красной площади в Москве. Полк, которому присвоили имя Марины Расковой, возглавил майор Валентин Марков.

"Ночные ведьмы"

К этому времени в 586-м иап также сменился командир: после ряда неприятных летных происшествий вышестоящее руководство решило передать часть "в крепкие мужские руки". Майора Тамару Казаринову сменил майор Александр Гриднев. И только Евдокия Бершанская, опытный инструктор ГВФ, прошла во главе своих девушек весь славный боевой путь, от Моздока и Кубани до окрестностей Данцига (Гданьска). В документах отмечается, что Евдокия Давыдовна за время войны подготовила 42 летчика и 45 штурманов, сама выполнила 28 боевых вылетов и "своим примером воодушевляла личный состав на новые боевые подвиги, учила своих подчиненных бить врага, проявляя мужество и отвагу".

За боевое мужество, проявленное летчицами и штурманами полка, его в феврале 1943 года преобразовали в 46-й гвардейский, впоследствии удостоили почетного наименования - Таманский, наградили орденами Красного Знамени и Суворова III степени. За время войны 23 летчицы были удостоены звания Героя Советского Союза, для пятерых эти награды стали посмертными. Больше всего вылетов - 1 004 - совершила в годы войны старший лейтенант Ирина Себрова. Феноменальный результат.

В целом девушки смогли превратить фанерный легкомоторный самолетик У-2 (потом переименованный в По-2 в честь конструктора Николая Поликарпова) в грозное оружие. Враг ненавидел и боялся легендарного "рус фанер". Пилотировавших его женщин называл "ночными ведьмами", поскольку они всегда действовали только в темное время суток. За подвиги в годы войны старших лейтенантов Александру Акимову и Татьяну Сумарокову удостоили в постсоветское время званий Героев России, а старшего лейтенанта Хиуаз Доспанову - звания Героя Республики Казахстан.

Небо над Саратовом

Ответственная, но не столь заметная работа досталась 586-му иап - прикрывать небо тыловых центров от налетов неприятельских бомбардировщиков, вести борьбу с его разведчиками. Возможно, из-за этого молодые женщины, рвавшиеся на фронт, просили включить их в состав "мужских" авиаполков.

Однако и служба в системе ПВО не была ни спокойной, ни мирной, враг регулярно наведывался в небо Саратова. Уже в ночь на 24 сентября 1942 года лейтенант Валерия Хомякова сбила обнаруженный в скрещении прожекторных лучей бомбардировщик "Юнкерс-88". В течение всей войны советские амазонки поражали воображение врага, не подозревавшего о существовании у Советов подобной части. Так, в самом начале 1945 года на пустующем аэродроме Дебрецена приземлился небольшой легкий самолет - венгерский пилот прилетел сдаваться в плен и очень изумился, увидев группу девушек в летном обмундировании. А всего огнем "Яков" 586-го иап было уничтожено 38 неприятельских самолетов.

Трудные бои и тяжелая работа

Вероятно, труднее всего пришлось экипажам авиаполка имени Марины Расковой. От Волги до берегов Балтийского моря прошел их боевой путь. Пикировщики 587-го бап в составе 2-го бомбардировочного авиакорпуса разрушали оборонительные сооружения противника, поражали его живую силу и технику. Наиболее ожесточенные бои происходили на Кубани и Курской дуге, над Смоленском и Ельней, при освобождении Белоруссии и Прибалтики, при разгроме врага в Восточной Пруссии. Полк, ставший 125-м гвардейским, орденов Суворова III степени и Кутузова III степени, получил также почетное наименование Борисовский. Он воспитал пять Героев Советского Союза, последний, 1 134-й боевой вылет совершил 8 мая 1945 года, сбросив бомбы на вражеский порт Либавы; потери за войну составили 15 женщин и 12 мужчин.

Крепким и выносливым женщинам приходилось не только воевать, но также готовить самолет к вылету, что было весьма непросто. И такую работу они освоили. "Быстро, уверенно, без суеты делали девушки-оружейницы свое на вид незаметное, но важное дело, - вспоминала инженер 587-го бап по вооружению Галина Волова. - Зачастую при сильном морозе работали без рукавиц: многое в рукавицах не сделаешь. Летом обливались потом в раскаленных кабинах, и я никогда не помню, чтобы кто-нибудь пожаловался на трудности, на слишком большие и неудобные кирзовые сапоги или куртки, на непомерную тяжесть пулеметов или бомб".

"Они любили жизнь, хотели учиться, растить детей, работать, но когда потребовалось, не дрогнув, шли навстречу опасности и, бывало, умирали. Они знали, что отдают свои молодые жизни во имя великой цели" - такими словами оценил подвиг советских авиатрисс в годы войны Герой Советского Союза Алексей Маресьев.

 
Ссылки по теме:
Дайджест прессы за 8 октября 2021 года | Дайджест публикаций за 8 октября 2021 года
Авторские права на данный материал принадлежат информационному агентству «ТАСС». Цель включения данного материала в дайджест - сбор максимального количества публикаций в СМИ и сообщений компаний по авиационной тематике. Агентство «АвиаПорт» не гарантирует достоверность, точность, полноту и качество данного материала.

Комментарии к новости