Автор: Елена Сарычева
Опубликовано: 17.11.2021, 15:04
 

Победы в воздухе ковались на земле…


В тридцатые годы прошлого столетия развитие советской авиации шло очень быстрыми темпами. В то время, в нашем городе обучались и воспитывались авиационные кадры, которым предстояло укреплять воздушный щит страны. Мы расскажем вам о жизни одного из таких выпускников "Высшей военной авиационной школы воздушной стрельбы и бомбометания", коренного серпуховича, полковника авиации, Василия Александровича Дмитриева.

Василий Александрович родился в 1908 году. Семья была большая - пять человек детей, но не бедная: его отец Александр Сергеевич работал мастером на заводе. Жили в добротном доме, недалеко от мужского монастыря. Улица была длинная и напоминала деревенскую. Снесли ее в начале шестидесятых, когда начали строить очистные сооружения.

Мальчик учился в школе при Высоцком монастыре, а когда подрос, родители отдали его в ученики к сапожнику, но там он пробыл недолго и убежал из дома в авиашколу, которая недавно открылась на территории бывшего Владычного монастыря. Было ему тогда 14 лет, и он, как и многие серпуховские мальчишки, просто бредил небом.

10 августа 1921 года началось формирование Московской школы воздушного боя и бомбометания. Но через год было принято решение перебазировать эту школу из Москвы в Серпухов. Это произошло 9 августа 1922 года.

Серпухов надолго превращается в авиационный город, авиация становится частью его жизни, мальчишки ждали, когда начнутся полеты, чтобы неотрывно смотреть в небо на летающие аэропланы. Интерес серпуховичей к различным событиям в авиации стал всеобщим, авиашкола и город дружили. Курсанты бывали на заводах и фабриках, выступали перед рабочими. Жители посещали аэродром, знакомились с техникой, совершали полеты над родным городом.

Четырнадцатилетний подросток, каким тогда был Василий Дмитриев, просил взять его в школу кем угодно, лишь бы быть в армии и видеть самолеты. Грамотный и сообразительный юноша понравился командирам: его зачислили в школу как воспитанника полка и, говоря армейским языком, "поставили на вещевое и денежное довольствие".

Василий Дмитриев стал учеником шофера, но подростка неудержимо тянуло к самолетам. Он постоянно пропадал на летном поле, и техники, заметив такой интерес, охотно делились с ним своими знаниями. Очень скоро воспитанник полка стал разбираться в моторах не хуже своих учителей.

Механик Чкалова

Карьера будущего полковника авиации Василия Дмитриева резко пошла вверх, когда после окончания Московской школы высшего пилотажа в Серпуховскую авиашколу прибыла группа летчиков, среди которых был Валерий Павлович Чкалов. Нередко после его полетов приходилось вызывать бригаду специалистов для устранения дефектов и дополнительного усиления узлов конструкции.

Однажды неполадка была настолько серьезная, что специалисты, как ни старались, устранить ее не смогли. Нужно было накинуть трос на петлю, которая была совершенно не видна снаружи. Техники предложили только один вариант: разрубить крыло и поставить машину на долгий капитальный ремонт, чего Чкалов никак не мог допустить.

После того, как специалисты, совещаясь, отошли от самолета, к нему подошел подросток и, покопавшись минут пять во внутренностях машины, заявил, что знает, как, не разбирая самолет, накинуть трос на невидимую петлю. Специалисты очень обиделись и посоветовали ему заняться своими делами, однако Чкалов приказал принести юному технику все, что тот просил: длинную палку, зеркальце и фонарик. Не прошло и пяти минут, как неполадка была устранена.

Впоследствии Василий Дмитриев стал механиком у прославленного летчика и всю жизнь гордился, что служил и общался с ним,а когда родился сын, назвал его в честь Чкалова - Валерием…

Самолеты должны летать в любую погоду

К сожалению, главной мечте Василия Александровича - стать летчиком - было не суждено сбыться: помешало слабое здоровье. Самолеты тогда конструировали с открытыми пилотскими кабинами, и летать на них, имея перебои в сердечно-сосудистой деятельности, было просто невозможно.

В восемнадцать лет его зачислили в техническую часть, и он стал авиатехником. Это была очень тяжелая и ответственная работа: чтобы самолет безупречно пролетал всего только один час, требовалось не менее пятидесяти часов кропотливого труда техников!

Василия Александровича Дмитриева посылают учиться на курсах, сначала в Гатчину, затем в Воронеж. Как и все воспитанники, покидая родной "Стрельбом", он навсегда запомнил девиз инструктора А. С. Корзинщикова: "Настоящий летчик-испытатель должен свободно летать на всем, что только может летать, и с некоторым трудом на том, что, вообще говоря, летать не может", и поэтому самолеты, которые он обслуживал, были готовы к полету всегда и в любую погоду.

Василию Александровичу Дмитриеву пришлось много учиться на курсах в разных городах страны. Однажды их часть посетил сам Буденный и сфотографировался на память с курсантами. Талантливого и исполнительного юношу очень ценили командиры тех частей, где ему довелось служить: часто по одним только внешним признакам работы мотора, он мог сразу сказать, где случилась поломка. Тогда в числе летного экипажа обязательно был техник-механик, и Василий при небольших неполадках залезал в крыло самолета и, не прерывая полет, устранял их.

Случалось, что работали посменно и спали всего по несколько часов, тут же, возле машины…

Военинженер 3-го ранга

Карьерный рост у Василия Александровича был очень быстрый, и уже в 1939 году он в качестве военинженера обслуживал правительственные самолеты, принимавшие участие в параде на Красной площади. Память об этом событии хранит пожелтевшая от времени фотография, где среди авиаторов можно увидеть Сталина. Печать тех беспокойных лет - вырезанный профиль летчика, вероятно объявленного врагом народа…

Довелось Василию Александровичу побывать и на финской войне. Она была для наших авиаторов суровым испытанием, а финские летчики - достойным противником. Несмотря на значительное неравенство сил, они не отсиживались на аэродромах, а дрались отчаянно, насмерть, не считаясь с потерями.

Великая Отечественная война застала военинженера 3-го ранга Дмитриева в Таджикистане. Несмотря на поданные многочисленные рапорты, на фронт Василия Александровича послали лишь в конце 1942 года, настолько важной считалась тогда подготовка военных кадров для Красной Армии.

Новые аэродромы, как правило, не имели твердого покрытия и служебных помещений и заранее не готовились. Построенные зимой, весной они оказывались неровными, что вызывало поломку щитков шасси, выход из строя радиаторов, моторов…По 18-20 часов в сутки техники и механики находились на аэродромах, работая на самолетах, часто под обстрелом противника. В течение всей войны они вели напряженную работу в невероятно трудных условиях.

До конца войны Василий Александрович служил командиром авиационной базы - обеспечивал обслуживание полетов прославленного легендарного летчика Александра Ивановича Покрышкина.

Прославленный ас очень ценил майора Василия Александровича Дмитриева. Самолеты, которые он обслуживал, летали в любую погоду и в любое время, чем особенно гордился Покрышкин.

Под мирным небом голубым…

После войны Василий Александрович был послан в маленький поселок без названия под Ярославлем, где должны были разместиться летный и летно-технический состав двух авиационных полков. Командир части подполковник Дмитриев назвал его "Сокол".

Очень напряженная была у него служба: то застрелили солдата, который пошел в самоволку и обратно пытался перелезть через колючую проволоку, то в песчаном карьере засыпало во время работы трех солдат, то бензовоз перевернулся, а однажды взорвалась кислородно-добывающая станция…

В пятьдесят лет из-за большого нервного напряжения Василий Александрович стал быстро слепнуть, и ему пришлось демобилизоваться. В 1958 году он с семьей вернулся в Серпухов. Четыре года снимали квартиру, пока жена не настояла, чтобы муж поехал в Москву к Покрышкину - он стал тогда очень большим начальником - и попросил его разобраться с жилищным вопросом.

В приемной прославленного аса толпилось человек тридцать генералов…Василий Александрович попросил секретаря доложить о себе, и Покрышкин принял его сразу и без очереди, а узнав о квартирной проблеме, заверил, что решит ее в ближайшие дни. Через день, рано утром, к дому, который Дмитриев снимал с семьей, подъехали две черные "Волги" и повезли его смотреть сразу несколько квартир. Так семья переехала жить на улицу Джона Рида.

Василий Александрович всегда был деятельным человеком, поэтому на пенсии просто не мог сидеть дома: работал механиком в автоколонне, читал лекции в автошколе. Работа всегда приносила ему радость.

Из жизни он ушел после болезни в 1973 году, в 65 лет.

В семье хранятся его погоны, кортик, летная фуражка и винтовка, которой его лично наградил сам маршал Жуков в 1958 году. Василий Александрович имел много боевых наград: Орден Красной Звезды, Орден Ленина "винтовой, с накладным платиновым барельефом", с профилем вождя из платины, очень редкий орден, орден Отечественной войны… Все это его сын передал в семью внука: пусть помнит о своем деде и гордится им…

 
Ссылки по теме:
Дайджест прессы за 17 ноября 2021 года | Дайджест публикаций за 17 ноября 2021 года
Авторские права на данный материал принадлежат газете «Московский комсомолец - Серпухов». Цель включения данного материала в дайджест - сбор максимального количества публикаций в СМИ и сообщений компаний по авиационной тематике. Агентство «АвиаПорт» не гарантирует достоверность, точность, полноту и качество данного материала.

Комментарии к новости