Опубликовано: 18.07.2014, 18:46
 

Чужого горя не бывает, но процедуры надо уважать


[image]

Катастрофа Boeing 777 авиакомпании Malaysia Airlines, произошедшая 17 июля близ села Грабово Донецкой области, вызвала огромный общественный резонанс во всем мире. Не остались в стороне и российские и украинские СМИ. Однако рьяное доказательство причастности к происшествию соседей противоречит этическим нормам. Поэтому единственно возможная корректная модель поведения - воздержаться от домыслов и взаимных обвинений, и создать все предпосылки для проведения официального расследования.

Объективная информация

Пассажирский самолет Boeing 777-200ER (бортовой номер 9M-MRD) авиакомпании Malaysia Airlines выполнял рейс MH0017 из Амстердама (Нидерланды) в Куала-Лумпур (Малайзия). На борту находилось 283 пассажира и 15 членов экипажа. После вылета из аэропорта Schiphol в 10:14 UTC (12:14 по местному времени и 14:14 МСК) самолет занял эшелон 350 и продолжил полет в воздушном пространстве Украины. Примерно в 14:15 - 14:20 UTC связь с лайнером была потеряна, последний раз сведения с транспондера были получены, когда лайнер занимал эшелон 330. Спустя некоторое время последовало сообщение украинских спасательных служб относительно того, что обломки лайнера расположены в районе села Грабово (координаты N48.07.23 E38.31.33), диаметр разброса обломков достиг 15 км. К настоящему времени опубликованы многочисленные фотографии и видеозаписи с места происшествия, не оставляющие сомнений в том, что обломки принадлежат малазийскому лайнеру, и что все находившиеся на борту люди погибли.

Malaysia Airlines распространила информацию, из которой следует, что лайнер был произведен в июле 1997 года и за время эксплуатации налетал 75 тыс. 322 летных часа, совершив 11 тыс. 434 посадки. Самолет оснащен двигателями Rolls-Royce Trent-800. Компоновка пассажирского салона предусматривала размещение 282 кресел. Также в сообщении говорится, что лайнер был технически исправен, последнее обслуживание было проведено 11 июля 2014 года, а очередная проверка была намечена на 27 августа. Наконец, следует из документа авиакомпании, все системы связи самолета функционировали в штатном режиме.

Правила расследования

В соответствии с документами Международной организации гражданской авиации (International Civil Aviation Organization, ICAO), "единственной целью расследования авиационного происшествия или инцидента является предотвращение авиационных происшествий и инцидентов в будущем. Целью этой деятельности не является установление доли чьей-либо вины или ответственности". Таким образом, большая часть происходящего - а мы наблюдаем активные попытки сформировать общественное мнение и возложить ответственность за трагедию на ту или иную сторону - не имеет ничего общего с целью расследования.

Важными являются положения Приложения 13 "Расследование авиационных происшествий и инцидентов", которые устанавливают права и обязанности сторон, в частности - государств, на территории которых произошло происшествие, в которой зарегистрировано воздушное судно и авиакомпания-эксплуатант, в юрисдикции которого находится разработчик воздушного судна, и гражданами которого (которых) являются погибшие или пострадавшие. Согласно документу, назначить расследование обстоятельств происшествия должно государство места события. При этом ответственность за расследование несет государство места события, однако оно может передать проведение расследования другому государству и региональной организации по взаимной договоренности.

В данном случае возникает множество вопросов. Первый конфликт уже разразился: обломки находятся на территории, контролируемой силами самопровозглашенной Донецкой Народной Республики (ДНР). Не будучи членом ИКАО, не располагая квалифицированными специалистами или даже просто собственной авиационной администрацией, ДНР не может назначить проведение официального расследования, а любые попытки такое расследование провести приведут к тому, что его результаты не будут приняты мировым сообществом (за исключением, быть может, России). С точки зрения мирового сообщества, назначить расследование должна Украина. Именно такие действия уже 17 июля предпринял президент Петр Порошенко, пригласивший к участию в работе комиссии представителей Малайзии, Нидерландов и США. К слову, глава министерства иностранных дел России Сергей Лавров в интервью телеканалу "Россия 24" уже завил о том, что Москва не намерена забирать черные ящики и тем самым нарушать международные нормы.

Второй вопрос - о передаче расследования другим странам или региональным организациям. ИКАО допускает такую практику "по взаимной договоренности и согласию". В декабре 1991 года странами Содружества независимых государств, включая Украину, было подписано межправительственное "Соглашение о гражданской авиации и об использовании воздушного пространства". Исполнительным органом этого соглашения является Межгосударственный авиационный комитет (МАК). Согласно договоренностям сторон, специалисты технической комиссии этой международной организации принимали участие в расследовании авиационных происшествий, имевших место на территории стран-участников соглашения. Поэтому аварии и катастрофы, имевшие место в России, Украине и других странах Содружества, расследовались при непосредственном участии экспертов МАК.

Однако даже наличие специальной региональной организации в данном случае не означает, что расследование будут вести специалисты МАК. "Прописка" комитета (его центральный офис расположен на улице Ордынка в Москве) в условиях чрезмерной политизированности этого события делает тесное сотрудничество маловероятным. Так что можно предположить, что расследование и подготовку итогового отчета Украина оставит за собой, однако части работ по расследованию будут переданы другим странам, прежде всего США. По крайней мере, П.Порошенко уже провел переговоры по поводу совместной работы с президентом США Бараком Обамой.

Какова может быть роль России в проведении расследования? Учитывая, что происшествие произошло не на территории нашей страны, Россия не является страной, в которой зарегистрировано воздушное судно, авиакомпания не была российской, никакого участия в расследовании от нас международными правилами не требуется. При этом, однако, в Приложении 13 указано, что "по просьбе государства, проводящего расследование авиационного происшествия..., любое государство предоставляет этому государству всю имеющуюся у него соответствующую информацию". Другими словами, если Украина запросит у России какие-то сведения, касающиеся катастрофы, их необходимо будет предоставить, желательно в полном объеме и в кратчайшие сроки.

Однако последуют ли такие вопросы? Как следует из материалов ИКАО, любое государство, которое по запросу предоставляет сведения, оборудование или экспертов, имеет право назначить уполномоченного представителя для участия в этом расследовании. Поэтому дальнейшие действия официального Киева могут быть различными. Если весомых доказательств того, что самолет сбит российскими вооруженными силами, либо представителями ДНР, у украинских властей нет, то лучше их (доказательства) сформировать вдалеке от сторонних наблюдателей. Ведь только так можно "обезопасить" себя от особого мнения и неудобных вопросов. А оснований для наличия такого мнения может быть много, потому что полномочия участника расследования достаточно обширны. Они включают в себя и посещение места авиапроисшествия, и осмотр обломков, и получение информации о показаниях свидетелей, и доступ ко всем вещественным доказательствам, документам и записям на носителях информации.

Но если Киев уверен в своей позиции, то привлечь Россию к расследованию было бы выгодно вдвойне: можно и продемонстрировать свою открытость, и дополнительно затребовать какие-то сведения о пусках ракет ПВО или полетах самолетов ВВС, которые российская сторона в любом другом случае не стала бы раскрывать.

Домыслы и этика

Российские официальные лица довольно динамично отреагировали на сообщение о катастрофе. Причем во многих случаях реакция ведомств была сдержанной - выражение соболезнований и предложение посильного содействия в устранении последствий чрезвычайного происшествия. Однако были и заявления анонимных источников, согласно которым целью украинских военных мог быть "Борт №1", полет которого 17 июля проходил через одну и ту же точку, которую пересек малазийский лайнер. Российские также СМИ приводят официальное заявление Минобороны России, в котором перечисляются части вооруженных сил Украины, располагающих зенитно-ракетными комплексами "Бук". Наконец, СМИ приводят цитату президента России Владимира Путина: "безусловно, государство, над территорией которого это произошло, несет ответственность за эту страшную трагедию".

Позиция отечественных авиаторов предельно этичная. К примеру, в своем публичном выступлении глава Федерального агентства воздушного транспорта Александр Нерадько напомнил о том, как должно быть организовано расследование авиационных происшествий. В свою очередь, ФГУП "Госкорпорация по ОрВД" и вовсе не комментирует никакие версии катастрофы, так как публикация любой информации такого рода от имени национального провайдера аэронавигационного обслуживания РФ может быть расценена, как попытка оказать влияние на ход расследования. При этом представители компании уточняют, что рейс MH0017 на связь с российскими авиадиспетчерами не выходил.

Публикации в украинских СМИ параллельно запустили две версии: об уничтожении самолета российскими вооруженными силами, либо о том, что это сделали террористы, действующие при поддержке Москвы. Официальные лица также придерживаются этой риторики, обвиняя в произошедшем исключительно Россию. И надо отметить, что в агрессивности изложения и противоречивости версий украинские издания превзошли российских коллег. Однако вызывает обеспокоенность тот факт, что многочисленные заявления о причинах происшествия были сделаны не по результатам официального расследования, а только лишь в интересах достижения политических целей - оказания давления на противную сторону.

Шумиха в СМИ после каждой крупной авиационной катастрофы - явление неизбежное. Однако если управлять публикациями в газетах и журналах, а также на теле- и радиостанциях - не задача государственных органов, то не провоцировать нагнетание обстановки необдуманными и скоропалительными заявлениями - прямая обязанность всех государственных мужей. Поэтому хочется верить, что вслед за первой эмоциональной реакцией последует осознание необходимости провести качественное, всестороннее и непредвзятое расследование. Ведь помимо политических вопросов, есть еще и обязанность авиационного сообщества сделать выводы из случившейся трагедии и предпринять исчерпывающие меры для того, чтобы избежать ее повторения.

 
Материал «Чужого горя не бывает, но процедуры надо уважать» подготовлен сотрудниками агентства «АвиаПорт». Мы просим при цитировании указывать источник информации и ставить активную ссылку на главную страницу сайта или на цитируемый материал.
Связи: Лавров Сергей, Нерадько Александр, Государственная корпорация по организации воздушного движения в Российской Федерации, Межгосударственный авиационный комитет, Международный аэропорт "Казань" (в процессе тестирования)